Метафизика онлайн-литургии – інтернет-видавництво Церкваріум
30
Пт., жовт.

Метафизика онлайн-литургии

Церква і коронавірус

Рейтинг користувача: 5 / 5

Активна зіркаАктивна зіркаАктивна зіркаАктивна зіркаАктивна зірка
 

Голос мирян: это некая вынужденная попытка возврата в раннехристианскую эпоху

Дмитрий Кушнирук, прихожанин ПЦУ

Попытаюсь изложить размышления относительно того, что метафизически может происходить во время онлайн-литургии с конфессионально различных точек зрения. И вообще, возможно ли подобное даже теоретически?

Изложить эти размышления мотивировали некоторые мнения в сети «ритуалоцентричных» клириков, описывающих участников онлайн-литургии такими метафорами как «WiFi-отцы на диване» и др. А так же утверждающих, что «хлеб, к Агнцу не имеющий отношения, не может преложиться в Тело Христово, даже если б лежал на дискосе рядом с Агнцем» (вероятно, автор утверждения имеет ввиду, если над приносимым хлебом не произвести определенный ритуал, производимый на проскомидии, которого изначально не было, и который был разработан и введен гораздо позднее). Подобные высказывания могут вызывать предположения, что клирик мнит лишь себя центральной фигурой, совершающей таинство, управляющей херувимами в алтаре и Святым Духом, а не в первую очередь «свидетелем» того, что происходит, либо абсолютизирующем некоторые ритуальные действия, как такие, что никоим образом нельзя менять.

Для сравнения стоит вспомнить, что изначально, с еще апостольских времен, происходило во время таинства. Евхаристия древними христианами совершалась во время агапы, не в типичных храмах, а в различных местах (например, жилых домах) читались псалмы, пелись христианские гимны, присутствующие употребляли пищу, и затем частью хлеба и вина, положенными на столе перед никем не занятым местом Иисуса Христа, все с благоговением причащались в Его воспоминание с верой, что это Тело Христово и Его Кровь. Практика менялась.  Возможно, это стало выглядеть иначе - так, что присутствующие после покаяния и примирения подавали предстоящему принесенные хлеб и вино, которые тот брал и воссылал благодарение, затем повествовал историю Тайной Вечери словами Евангелий. При словах Господа «примите, ядите» преломлял хлеб (без дополнительных ритуальных действий) и раздавал присутствующим. При словах «пийте» передавал чашу. После приобщения следовало благодарение за искупление Иисусом Христом. Апостолы, епископы и священники возглавляли не только застолье, но и все церемонии, молитвы. При этом изначально молились все вместе и вслух (принимали  участие в таинстве). Все Евхаристические молитвы от лица Самого Иисуса Христа были обращены к Богу Отцу. Таким образом, хочу подчеркнуть, что изначально таинство Евхаристии по сути (сущности) своей представляло Тайную Вечерю, совершаемую Иисусом Христом. Метафизически это состояло в том, что Он Сам возносил молитвы к Богу Отцу, причащал причастников, предлагая Свое Тело и Кровь.

Некоторые современные богословы описывают онтологическую сущность Евхаристии выражениями наподобие «временная актуализация вневременной единственной Тайной Вечери проведенной Иисусом Христом», имея ввиду, что причастники, во все времена, неким таинственным образом становятся причастными той самой единственной Тайной Вечере, проведенной в Сионской Горнице. Все, что сверх этого, изначального, добавили-изменили-переделали (жертвенник, престол, дискос, копие, лжица, дополнительные ритуалы, символизирующие что-либо и т.д.), является уже как бы дополнительным по отношению к изначальной сущности таинства, которой в раннехристианское время было достаточно для причащения-освящения участников. Возникает логичный вопрос: если этого было достаточно для освящения ранних христиан, почему недостаточно для современных (если в наличии соответствующее духовное состояние) и обстоятельства требуют?

Для понимания метафизики таинства Евхаристии в Римо-Католической традиции следует отметить изложенное свт. Фомой Аквинским учение о «пресуществлении» Даров (сущность приносимых хлеба и вина пресуществляется в сущность Тела и Крови). В протестантизме, который изначально некоторым образом противопоставлял себя католицизму, происходит противоположное. Там в большинстве начинают считать, что пресуществление Даров не происходит, а Тело и Кровь Христа неким таинственным образом присутствуют во время таинства. В Православии больше пользуются термином «преложение» Даров, но смысл, суть происходящего большинством понимается анологично, как и у католиков (это не какое-то апостольское предание, а просто так сказалось влияние католицизма). Т.е. изначально раннехристианским причастникам для  понимания происходящего достаточно было веры, что они причащаются Тела и Крови при потреблении Даров, без всяких дополнительных смыслов (в некотором роде связанных со средневековой алхимией), меняется ли сущность Даров, в какой момент  это происходит и т.д.

Попытаемся представить, что метафизически может происходить во время онлайн-литургии, совершаемой священником, совместно с общиной, по благословлению канонического архиерея.

1) Глазами ранних христиан внутренняя суть происходящего должна восприниматься как нечто привычное - как и у них, все в  простых домах происходит, если конечно отбросить некоторые внешние атрибуты, такие как мониторы, веб-камеры, провода, интернет и т.д. Все молятся (принимают участие в таинстве), священник как предстоятель вслух возглашает молитвы, Христос совершает таинство, Дух Святой освящает дары и причастников.

Стоит отметить что ни Христос, ни Дух Святой не передаются посредством монитора или интернета, они вездесущие и вневременные. И проявить себя могут по молитве участников таинства в любой момент и любое время и относительно любого местонахождения причастников и Даров («Дух дышит где хочет»). Перед монитором – почему бы и нет? Почему священник не может вознести молитву за Дары, в том числе и лежащие перед мониторами так же, как и за дары, лежащие на престоле? Если и причастники, и священник действительно искренне молятся, Бог может ответить на молитву. Главное, что бы удивило ранних христиан, наверное, почему община собралась не в одном доме, а по разным домам? Но в современных обстоятельствах этому возможно оправдание в виде желания совместно помолиться, но невозможности физически собраться в одном доме.

Отсутствие исторических прецедентов дистанционного совершения таинства можно объяснить отсутствием ранее у христиан средств дистанционной коммуникации, позволяющих предварительно согласовать время молитвенного собрания и обеспечить дистанционную видео- и аудио- связь для передачи голоса предстоящего, т.е. вовлечения все общины в таинство в реальном времени. Если бы ранее практиковалось дистанционное совершение таинства одним лишь предстоящим (совершителем) без вовлечения причащаемого (крещаемого и др.), это выглядело как некий магизм.  

И еще один вопрос возникает относительно того, что в онлайн-литургии приносимые хлеб и вино перед освящением будут разделены на несколько частей, чаш, а первые христиане причащались из одной Чаши и одним Телом (под видом одного Хлеба), что в таинстве может играть важную роль, не только символическую. Влияет ли это на онтологическую сущность таинства или нет? В истории можно вспомнить, что описывались случаи, когда, по аналогии, материя таинства кардинально менялась. Например, таинство осуществлялось и при крещении песком в пустыне (вода в силу обстоятельств заменялась песком). Либо таинство крещения совершал простой мирянин. Либо то, что изначально таинства были лишены многих ритуальных действий. Венчание, изначально например, выглядело как совместное причащение венчаемых из одной Чаши с напоминанием тематических текстов из Нового Завета.

2) Глазами современных протестантов все выглядело примерно так же, как и у ранних христиан, если обобщить и отбросить различные конфессиональные особенности. Некоторые обратили бы, возможно, внимание, что и без благословения епископа можно было бы обойтись, а царственное священство – все миряне.

3) Глазами современных католиков и православных все выглядит крайне необычно. Все происходит не в храме (не в сакральном пространстве, приносимые Дары не на престоле или не на жертвеннике, не на антиминсе, необходимость в которых в истории, например, РКЦ изменялась); причастники и предстоятель молятся, тайных молитв нет, отгорожения иконостасом нет. Не стоят в очереди на исповедь, не подают записки за здравие и за упокой, и множество других подобных вещей. У «современных» сразу возникает вопрос – а произошло ли пресуществление Даров перед мониторами? У первых христиан такого вопроса просто не могло возникнуть. Скорее, подумали бы, а искренним ли было покаяние? И, как следствие первого - не обольщаемся ли мы, считая себя освящаемыми Св. Духом?

Но, примеряя мировоззрение «современных», тут можно предположить, что:

А) пресуществления не произошло. Тогда желающий причаститься просто поучаствовал в общей молитве и потребил хлеб и вино, что ранние христиане массово делали на агапах помимо причащения, и что делают в своем понимании некоторые современные протестанты.

Б) пресуществление произошло. Тогда причастник причастится (достойно или недостойно, в зависимости от духовного состояния, Бог решит). Недостойно, в осуждение, возможно причаститься и на обыкновенной литургии. Тем, касающихся метафизической связанности таинства евхаристии с таинством покаяния, духовного и молитвенного состояния участников онлайн-литургии, целесообразности такой инновации специально не касаюсь, ввиду обширности материала.

В целом, для автора практика проведенной онлайн-литургии  представляется как некая вынужденная попытка возврата в раннехристианскую эпоху относительно ритуальных действий, ввиду сложившихся обстоятельств. Обсуждение лежит в плоскости возможности и целесообразности изменения ритуальных действий во время таинства, которые исторически при необходимости уже менялись – в православной традиции, как правило, в сторону усложнения. Но ведь возможно же и упрощать, - это ведь не догматизировано. В противном случае Церковь могут обвинить в мертвом ритуализме.