Евхаристию совершает Община, а не священник – интернет-издательство Церквариум
28
Чт, мая

Евхаристию совершает Община, а не священник

Церковь и коронавирус

Рейтинг:  5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 

Осторожный взгляд на онлайн-причастие от херсонского священника

Источник: сайт Херсонской епархии ПЦУ

Автор – протоиерей Иоанн Замараев

Клирики нашей Херсонской епархии просили меня выразить своё мнение по поводу новой практики о.Дмитрия Вайсбурда и о.Саввы из Запорожья совершать Божественную литургию дистанционно в online.

Скажу сразу, меня это известие огорчило. Но отнюдь не по той причине, которую сейчас многие ставят на вид – мол, Евхаристия не может совершаться дистанционно, так же, как невозможно есть и пить на расстоянии.

Контраргумент здесь, мягко говоря, слабый. Может, и молиться нельзя на расстоянии? Или Всевышний перестал быть Вездесущим?

В принципе, Евхаристия в online не содержит в себе ничего еретического и совершенно не нарушает никаких элементов экклезиологии и сакраментологии. Скажу больше – я вполне допускаю, что практика о.Дмитрия Вайсбурда менее порочна, чем Богослужение в абсолютном большинстве православных храмов, в которых «закрыт» Евхаристический канон. Многие из людей, всю жизнь добросовестно посещавших храмы, до последнего издыхания так и не знали и даже не подозревали о существовании молитв Евхаристических. Вот как раз именно ЭТО является жуткой экклезиологической ересью. По очень простой, но, к сожалению, многими неосознаваемой причине. Лично я задавал один и тот же вопрос очень многим и пресвитерам, и даже епископам: согласно православному вероучению, КТО является совершителем Евхаристии? Из ста, девяносто девять отвечали: епископ или пресвитер. Кошмар!

ОБЩИНА, на самом деле, является совершительницей Евхаристии, а епископ или пресвитер – всего лишь предстоятели – впереди стоящие и озвучивающие молитвы церкви.

Так вот, насчёт расстояния. Давайте честно ответим на вопрос: – какие люди ближе оказываются к предстоятелю, произносящему Евхаристический канон? Те, кто по домам за десятки, а, может, и сотни километров, но видят совершающееся на престоле, слушают вместе с предстоятелем слова Таинства, молятся, сопереживают, едиными устами и единым сердцем возносят свой дух Господу? Или находящиеся рядом, в том же здании, но за глухой стеной иконостаса, за которой пресвитер «тайно» шепчет, а то и «про себя» скорочтением по «диагонали просматривает» молитвы, которые по всем правам принадлежат Церкви и совершенно неотъемлемы от её природы?

«Online-Евхаристия» меня смущает иным.

Самые острые вопросы здесь связанны с НАСТРОЕМ и благоговением к Таинству. Я не хочу сказать, что НЕВОЗМОЖНО испытать священный трепет, вкушая Вещество Евхаристии из чайных блюдца и чашечки перед телевизором, и тем, причащаясь Телу и Крови Христовых. - ВОЗМОЖНО. Как и наоборот – в самом великолепном храме, при восхитительном пении и чтении, из золочёной чаши люди зачастую вкушают «осуждение себе, не рассуждая о Теле Господнем» (1Кор.11,29).

И, тем не менее – человек слаб – каждый из нас, наверное, хотя бы иногда ловит себя на недостаточных сосредоточенности, смирении и благоговении, подходя к Причастию - даже когда этому всё способствует – и обстановка, и обряд. Ибо всё служит этому – и своды храма, и песнопения, и чтение молитв, и облачения, и даже золочёная инкрустированная чаша.

Кто-то может возразить, мол, и в тюрьмах Евхаристия совершалась на подручном, да и присловьем – дескать, раньше золотые священники причащали из деревянных чаш, а сейчас из золотых преподают святыню попы дубовые. Я, конечно, не люблю невежественных «дубов» в Церкви, но убеждён, что наше почтение к наивысшей святыне должно выражаться, в том числе и внешней формой.

К слову говоря, этот принцип работает во всех сферах. Представьте себе ситуацию – Вам приготовили вкусный обед, но он выставлен на покосившемся столе, в посуде, на вид грязноватой, скатерть старая дырявая, в пятнах. На столе выставлена бутылка вина, быть может, даже хорошего, но в засаленной бутылке с грязной ободранной этикеткой, фужеры стоят мутные и т.д.

А бывает, и, наоборот – из съестного – ничего особенного, но – красивая посуда, приборы стильные, сервировка на самом высшем уровне – и совершенно иное восприятие одних и тех же продуктов. 

Такова несовершенная природа человека – мы не объективны, вино нам кажется вкуснее, если оно в красивой бутылке с громкой экзотической надписью, мы людей встречаем по одёжке и т.д.

Иными словами благоговейно отнестись к кусочку хлеба, отрезанного от недоеденной вчера буханки, как Телу Христову,  и, соответственно, чашечки давеча недопитого вина МОЖНО, но крайне трудно – на психологическом уровне.

А, ведь, последнее – самое главное. Апостол предупреждает: «кто будет есть Хлеб сей или пить Чашу Господню недостойно, виновен будет против Тела и Крови Господней. Да испытывает же себя человек, и таким образом пусть ест от хлеба сего и пьет из чаши сей. Ибо, кто ест и пьет недостойно, тот ест и пьет осуждение себе, не рассуждая о Теле Господнем…» (1Кор.11,27-29).

И ещё на одну сторону проблемы, вытекающей из Online-Евхаристии. Приходя в храм, мы становимся на виду друг у друга, свидетельствуя о единомыслии, выходя из тени наших жилищ, мы друг друга негласно и подбадриваем, и поощряем, а иногда и обличаем. В храме за Богослужением, человек не будет болтать по телефону, зубоскалить, бродить из угла в угол. А дома при включенной трансляции – запросто.

Если Ты не просто опоздал на второстепенную часть литургии, а пропустил самое главное – Евхаристический канон – и подходишь к причастию – на тебя твои братья и сёстры во Христе уже будут смотреть косо, и ты будешь это чувствовать и т.д.

Можно ещё более простой привести пример. В традиционных православных семьях принято утренние и вечерние молитвы совершать всей семьёй вместе. И вот наблюдение почти всеобщее – до тех пор, пока общность эта соблюдается – всё замечательно, а как только договорились, что каждый будет молиться самостоятельно, тут же начинается кризис – сначала каждым украдкой УРЕЗАЮТСЯ эти молитвенные правила, а потом и вовсе опускаются.

Когда собираются люди вместе – волей-неволей каждый старается выглядеть достойно. Это дисциплинирует, подстёгивает нас хотя бы к внешнему благочестию.

А, находясь в своей «крепости» за непрозрачными стенами, можно не только лёжа в постели или сидя на унитазе участвовать в Евхаристии – это ещё полбеды. Можно, ведь, вывести на второй экран развлекаловку.

Да, это нелепая крайность и, тем не менее.