РПЦ и Оруэлл: Соборность – интернет-издательство Церквариум
27
Пт, нояб

РПЦ и Оруэлл: Соборность

РПЦ и Оруэлл

Рейтинг:  5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 

В РПЦ отреагировали на признание ПЦУ Кипрской Церковью. Однако опять не смогли обойтись без двойных стандартов

Автор: Владимир Мельник

На днях стало известно о том, что предстоятель Кипрской православной церкви архиепископ Хризостом II понямул на литургии предстоятеля ПЦУ, митрополита Епифания. Фактически, произошло признание ПЦУ Кипрской Церковью.

РПЦ вполне ожидаемо начала информационную атаку. При этом, традиционно же меняя на ходу собственную риторику на прямо противоположную, как только понадобится. Это тот самый триумф двоемыслия, описанный в романе Джорджа Оруэлла «1984», т.е. «способности одновременно держаться двух противоположных друг другу убеждений».

«Двоемыслие — душа партии, поскольку партия пользуется намеренным обманом, твердо держа курс к своей цели, а это требует полной честности. Говорить заведомую ложь и одновременно в неё верить, забыть любой факт, ставший неудобным, и извлечь его из забвения, едва он опять понадобился, отрицать существование объективной действительности и учитывать действительность, которую отрицаешь, — всё это абсолютно необходимо. В отношении оппонентов ключевое слово – бело-черный. В применении к оппоненту оно означает привычку бесстыдно утверждать, что черное — это белое, вопреки очевидным фактам. В применении к члену партии — благонамеренную готовность назвать черное белым, если того требует партийная дисциплина. Но не только назвать: еще и верить, что черное — это белое; больше того: знать, что черное — это белое, и забыть, что когда-то ты думал иначе».

Напомню, что в своё время «безбожный и безблагодатный Карловацкий раскол» (т.е., РПЦЗ) легко превратился в «благодатную Церковь, в истинности которой мы никогда не сомневались». Афон из «величайшей святыни и очага Православия» вмиг превратился во «второстепенное и переоцененное место». Ставропигии одной поместной Церкви на территории другой из «бесцеремонного и антиканонического вторжения» превращались в законное духовное окормление. Переступающие через собственную многолетнюю риторику из «прозревших» превращались в «иуд» и «предателей» (если это делается без учёта РПЦ). Примеров множество! При этом риторика меняется настолько часто и внезапно, что никогда не знаешь, каким окажется это самое «мы всегда знали» или «никогда не сомневались».

«Ни о какой перемене, естественно, и речи не было. Просто стало известно — вдруг и всюду разом, — что враг — Остазия, а не Евразия. […] Задним числом Уинстон поразился тому, как оратор сменил линию буквально на полуфразе, не только не запнувшись, но даже не нарушив синтаксиса».

Но вернёмся к Кипрской Церкви.

  1. Ещё один «Иуда»…

Разумеется, предстоятель Кипрской церкви, архиепископ Хризостом II – тот, кого ещё вчера в РПЦ называли выдающимся православным богословом и канонистом, служащим «с благоговением и страхом, не ослабевая в усердии и пламенея духом, заботясь о том, чтобы слово Господне распространялось и прославлялось» – вмиг стал «Иудой». Ожидаемо посыпались обвинения в слабости, ведь с точки зрения РПЦ «слабым» является всякий, кто не желает прогибаться под Москву. А тот, кто прогибается или зависит от неё – тот скала и истинно свободный. И вновь слышится оруэлловское: «Свобода – это рабство!».

Впрочем, это стандартный сценарий для РПЦ. В 2018 году, патриарх Кирилл ещё свидетельствовал, что его Константинопольский коллега, Варфоломей, «неустанно печется о единстве Православия, ревностно свидетельствуя об истине Христовой» и «употребляя на пользу церковную многоразличные дары Духа (1 Кор. 12:7), и соблюдая стадо Христово невредимо от волков, губящих его». После встречи с патриархом Варфоломеем вновь заверяет верующих: «У меня с этим местом связаны очень светлые воспоминания, потому что никогда мы не сделали ничего, что могло бы повредить вселенскому Православию, единой Святой Соборной Апостольской Церкви» и, обращаясь к патр. Варфоломею говорит: «Я хотел бы поблагодарить лично Вас за ту атмосферу, которую Вы здесь создаете». Но не проходит и нескольких недель, как рупоры РПЦ наперебой сообщают, что патриарх Варфоломей «папист», «отступник» и враг Православия и, разумеется, об этом давно было известно.

В сентябре 2018 года патриарх Александрийский Феодор прибыл в Украину, чтобы лично посмотреть на ситуацию изнутри и пообещал, что «расскажет патриархам всех поместных православных Церквей о ситуации в Украине, о том, что “видел своими глазами”». Патриарх Кирилл свидетельствует: «Ваше ответственное служение […] исполнено ревностной заботы об укреплении всеправославного единства. С особой благодарностью хотел бы отметить Ваши усилия, направленные на поддержку канонического Православия на Украине, подлинную жизнь которого Вы знаете как никто из предстоятелей или иерархов иных поместных Церквей». Но вдруг оказывается, что глаза патриарха Феодора видят не по указке из Москвы, а укрепление всеправославного единства не совпадает с московским сценарием. Тот, «кто знает подлинную церковную ситуацию в Украине», решает признать ПЦУ. Разумеется, тотчас же он объявляется «беспринципным и слабовольным предателем» и «Иудой». Клирики РПЦ массово распространяют карикатуры на патриарха Феодора.

  1. Протестующие против священноначалия – «правильные» и «неправильные»

Следом за «предательством» архиепископа Хризостома в этой поместной Церкви обнаружились четыре архиерея, протестующих против решения своего предстоятеля, как нарушающего принцип церковной соборности. Что ж, разномыслие вполне нормально в любой соборной и свободной Церкви. В РПЦ эти 4 из 17 иерархов называются героями, «за которыми истина». Оставим за скобками вопрос связи этих четырёх иерархов с РПЦ. Любопытно, что в самой РПЦ любые клирики – даже не протестующие, а просто критикующие собственное священноначалие – называются «предателями в рясах». Главное не перепутать!

Познавательным будет и пример епископа Агафангела (Пашковского) из РПЦЗ. В октябре 2006 года он выступил с протестом против планов объединения с РПЦ, которую считал «безблагодатным красным раскольничьим сборищем», и перестал поминать своего первоиерарха митрополита Лавра. Дискуссии с ним никакой не было, ему «вменили в обязанность немедленно восстановить в своей епархии поминовение первоиерарха, объявив, что «прекращение поминовения Предстоятеля является нарушением канонических норм», а позже «инициатор бунта» и вовсе был запрещён в священнослужении за невыполнение требования и лишён сана «яко отступил от своего митрополита и сотворил раскол». В РПЦ всецело солидарны с этим мнением и считают архиерея, протестующего против своего первоиерарха, «раскольником, совершившим тяжкий грех пренебрежения к богоустановленному порядку».

В 2007 году в РПЦ произошёл ещё один громкий случай. Епископ Анадырский и Чукотский Диомид (Дзюбан) обвинил руководство РПЦ в том же, в чём сейчас обвиняют кипрские архиереи своего предстоятеля – в авторитаризме и нарушении принципа церковной соборности. 22 февраля 2007 года епископ Диомид публикует обращение, в котором выражает своё решительное несогласие «с попранием принципа соборности в РПЦ» и прерывает евхаристическое и молитвенное общение со своим священноначалием. В 2008 году он лишён сана ввиду «отсутствия с его стороны покаяния». Митрополит Иларион (Алфеев) сравнил Диомида с «попом Гапоном, который пытается вокруг себя сплотить народ, вдохновив его идеями борьбы неизвестно с чем» и «создать альтернативу РПЦ».

  1. Соборность – «правильная» и «неправильная»

«Это самоуправство предстоятеля и нарушение соборного устройства Церкви!», – сердобольно восклицают в РПЦ, именно там, где соборность давно превратилась в фикцию. «Патриарх единолично принимает ключевые решения, а голос епископата (как Синода, так и собора) — это всего-навсего декоративное оформление патриаршей воли», – описывает ситуацию известный журналист и многолетний редактор Журнала Московской Патриархии Сергей Чапнин.

Напомню, что по Уставу РПЦ «Патриарх Московский и всея Руси имеет первенство чести среди епископата Русской Православной Церкви» (п. IV-2). То есть, патриарх Кирилл имеет такое же первенство среди епископов РПЦ, как и патриарх Варфоломей имеет среди других предстоятелей поместных Церквей. Можно лишь представить, как бы воплощал соборность Кирилл, окажись он не Московским, а Константинопольским патриархом.

Стоит вспомнить о том, как в нарушение не только принципа соборности, но и церковного устава патриарх Кирилл встречался с Папой Римским Франциском и подписывал совместный документ не то что не испрашивая согласия Синода, но даже не считая нужным его ставить в известность. Также патриарх Кирилл считает возможным запросто сообщить предстоятелю УПЦ МП о спускаемом сверху решении о судьбе УПЦ МП: «Мы будем иметь дискуссию в Синоде и потом, Ваше Блаженство, проинформируем Вас о результатах». Вот так просто. Кстати, интересно, как с точки зрения РПЦ необходимо учитывать разномыслие при принятии документов. «Все журналы и определения Священного Синода подписываются сначала председателем, затем всеми присутствующими на заседании членами, хотя бы некоторые из них были и не согласны с принятым решением и подали о том отдельное мнение. Отдельные мнения прилагаются к делу, не останавливая его» (Глава V. Устава РПЦ). Т.е. фактически отдельные мнения можно выражать, то они совсем ничего не меняют, даже несогласные обязаны подписать решение и смириться.

И здесь самое интересное! Что будет, если в Кипрской Церкви состоится именно то, на чём настаивает РПЦ, т.е. соборное голосование и большинство архиереев – «изволися Духу Святому и нам» – проголосует «ЗА» признание ПЦУ? Эти 4 из 17 должны признать Соборную волю Церкви. Именно в свете восклицаний о соборности должны порадоваться этому в РПЦ и призвать четырех «протестантов» смириться. Да, так должно быть в условиях элементарных честности и последовательности. Однако выяснилось, что в РПЦ уже сейчас готовы переступить через соборность и поддержать меньшинство, восстающее как против своего священноначалия, так и против Соборного решения своей Церкви, признав именно за ними истину.

Так, «лёгким движением руки Соборность превращается…» из основополагающего принципа церковной жизни в лишнюю «бутафорию». Эта ситуация в очередной раз подтверждает, что для РПЦ собственная выгода – единственный критерий, ради которого можно запросто переступить не только через соборность, евхаристическое единство и другие «красивые слова», но и через элементарную логику и порядочность. Неважно – соборное или анти-соборное будет мнение, – мы всегда признаем то, что выгодно нам! Именно это и будет каноничным и благодатным, а всё, что нам не выгодно – предательство и ересь. И кто же после этого является нарушителем соборности и проводником «папизма» в православном мире?

  1. Признание ПЦУ и неудобная «аксиома»

Не прошло и двух лет с утверждения автокефалии ПЦУ, а её признали 4 из 14 (кроме нее самой) поместных православных Церквей: Константинопольская, Александрийская, Кипрская и Элладская, что, по меркам церковной истории, очень быстро.

Интересно, что РПЦ стала отчасти заложником собственной многолетней риторики о том, что каноническая Церковь – та, которая имеет общение со Вселенской Церковью. И именно это общение является залогом благодатности.

С этой позицией согласуется и утверждения самих иерархов РПЦ об уврачевании расколов. Так, во время заседания Комиссии Межсоборного присутствия РПЦ по вопросам противодействия расколам 28 сентября 2010 года предстоятель УПЦ МП митрополит Владимир (Сабодан) и митрополит Иларион (Алфеев) утверждали, что «возвращение в спасительное лоно Церкви способно вдохнуть жизнь в лишенные благодати действия раскольников», что «внешняя форма таинства, совершенного в расколе, в случае возвращения раскольников в лоно Церкви, наполняется благодатной силой и уже не повторяется». Об этом же говорил и митрополит Ионафан (Елецких), что Церковь, уврачёвывая раскол, «имея власть от Бога “вязать и решить”, сумеет мистически наполнить внешнюю форму… через Свою святую Кинонию (Общение) благодатию Святого Духа».

Кстати, именно по этой же логике 30 сентября 1998 года произошло уврачевание раскола в Болгарской церкви. Наложенные анафемы были объявлены недействительными. В Соборном решении указывалось, что «все совершенные противоканонические чинодействия объявляются аутентичными, действенными и преподающими благодать и освящение». Неканонически рукоположенные епископы, пребывающие ещё днём раньше под анафемой, принимались в Церковь как законные иерархи без всякого сомнения в благодатности их рукоположений. Кстати, это решение одобрили и в РПЦ, правда, об этом лукаво предпочитают «забывать». Тот же митрополит Иларион (Алфеев) вдруг «забывает» не только об уврачевании обоих болгарских расколов XX века, но и «Карловацкого раскола» в собственной, и заявляет, что «легитимизация раскола – таких прецедентов в истории Церкви не было». Что, впрочем, не мешает ему отстаивать легитимизацию другого «раскола под анафемой» – Македонской православной церкви. Так, и митрополит Иларион и патриарх Кирилл многократно заявляли, что признание МПЦ является не только верным решением, но и необходимым: «восстановление канонического статуса Македонской православной церкви будет фактором, который в большей мере, чем любой другой, будет обеспечивать сохранение македонской национальной, культурной, религиозной идентичности». Что ж, и здесь оруэлловское «член партии знает, в какую сторону менять свои воспоминания».

Этой нехитрой «аксиоме», в которой общение с Мировым Православием является залогом благодатности, в РПЦ старательно обучали и убеждали собственную паству десятилетиями. И именно на ней базировалась многолетняя риторика и «слёзы» иерархов МП. Так, 24 июня 2015 Синод УПЦ МП так описывает «свою боль» и ее причины: «Значительная часть наших соотечественников, которые исповедуют православную веру, уже третье десятилетие находится вне общения со Всемирным Православием». Председатель Синодального информационного отдела УПЦ МП архиеп. Климент (Вечеря) повторяет: «Церковное разделение – это наша огромная боль. Ведь миллионы людей Украины находятся вне канонического православия, вне Церкви, которая дает возможность человеку спастись».

Однако, когда же Константинопольская Церковь решила открыть ПЦУ общение с каноническим Православием и «вдохнуть жизнь», риторика РПЦ внезапно поменялась на противоположную. Иерархи РПЦ стали дружно «забывать» то, в чём сами много лет убеждали других. И здесь «ни о какой перемене, естественно, и речи не было. Просто стало известно – вдруг и всюду разом, – что» и обретение евхаристического общения с каноническим Православием вовсе ничего не значит.

Интересно и то, что общение ПЦУ с Вселенским Православием становится всё шире, в то время как РПЦ – напротив – добровольно и в одностороннем порядке сужает это общение для себя, разрывая его со всё большим количеством поместных Церквей. Последствия этих разрывов описаны в документе РПЦ «Основные принципы отношения Русской Православной Церкви к инославию»: «Разрыв церковного общения неизбежно приводит к повреждению благодатной жизни» (п. 1.15). Об этом же говорит и современный канонист РПЦ протоирей Владислав Цыпин: «В Поместной Церкви, разрывающей общение с другими Церквами, выпадающей из вселенского церковного Тела, повреждается ее богосозданный строй, и она в конце концов лишается благодатных даров Святого Духа».

* * *

Иерархам РПЦ полезно было бы вспомнить совет, озвученный в Писании: «И ныне, говорю вам, отстаньте от людей сих и оставьте их; ибо если это предприятие и это дело от человеков, то оно разрушится, а если от Бога, то вы не можете разрушить его. Берегитесь, чтобы вам не оказаться противниками Бога» (Деян. 5:38).

Так может, всё же от Бога? Может, это не все вокруг «Иуды», а стоит допустить возможность собственной ошибки, оставив веру в собственную непогрешимость и непогрешимость своего священноначалия? Может, стоит просто вспомнить, как часто безапелляционная и самоуверенная риторика священноначалия с лёгкостью менялась на противоположную, а не менее самоуверенные предсказания проваливались. И, может, слова «да будет воля Твоя» стоит, наконец, произнести не формально, но искренне, вкладывая в них смысл, не пытаясь указывать Ему, как должно быть. Глядишь, и ненависти в мире станет меньше.