Ч. 1: К истории вопроса о принятии схизматиков в православную церковь

Ч. 1: К истории вопроса о принятии схизматиков в православную церковь

Автокефалия

Рейтинг:  4 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда не активна
 

Часть 1

Под таким названием издана в 1887 году брошюра, составленная митрополитом Смирнским Василием. Брошюра эта, несмотря на малый объем, заслуживает особого внимания, как по важности обсуждаемого в ней вопроса, так и потому, что заключение автора получило некоторое утверждение от высшей церковной власти. Рассуждение это, имеющее непосредственное отношение к злополучному болгарскому церковному вопросу, написано преосв. Василием в октябре 1874 г., в бытность его архиепископом Анхиальским и ректором Халкинской богословской школы, по поручению Константинопольского патриарха Иоакима II, как видно из ответа на патриаршее письмо, помещенное в книгу в виде предисловия. Два года спустя, для обсуждения того же вопроса, учреждена была с разрешения Священного Синода 6-ти членная комиссия из митрополитов: Никодима Кизического, Каллиника Халкидонского, Иоакима Деркосского и Амвросия Сисанийского и архимандритов: ректора Халкинской богословской школы – Германа Григора и ректора Константинопольского духовного училища – Хрисанфа Иероклисса, которая в своем докладе от 29 ноября 1876 г. одобрила заключение преосвященного Василия и архимандрита Иоанна[i]. Решение комиссии рассмотрено и утверждено Священным Синодом на заседании 21 июля 1879 года. Так как таким образом вопрос этот для области константинопольского престола решен и вошел в употребление согласно с выраженным в сей брошюре смыслом, то не излишне ознакомить с доводами и заключениями преосв. Василия для читателей, для которых вопрос этот имеет особенное значение.

5-я страница προλογος, предисловие содержит упомянутый нами ответ м. Василия патриарху Иоакиму с заглавием: επιστολη προς 'Ιωακειμ πατριαρχην Κωνσταντινουπολεως («Письмо Иоакиму патриарху Константинопольскому»). Это послание м. Василия в переводе на русский язык гласит буквально следующее: «Записку вашего Всесвятейшества от 25 минувшего сентября получил 1 сего октября и сообщил высокопреподобному архимандриту Иоанну, а равно и приказание ваше, чтобы и мы высказали свое собственное мнение о том: допускают ли священные каноны церкви и как (οπως) допускают принятие пресвитера, рукоположенного епископом изверженным и схизматиком. Уповая на богодоходные (Θεοπειθεσιν) молитвы ваши, мы усердно погрузились в изучение и наследование предложенного нам вопроса и, чтобы лучше изъяснить предмет, имеющий немаловажное значение, изложили, по данной ('ενουσαν) нам от Господа силе, каждый в особом трактате, хотя и оба пришли к одинаковому заключению. Посылая сегодня свое рассуждение и вверяя его правомысленному и глубокому рассуждению (ενσεβοφρονι και βαθεια συνεσει) вашего Всесвятейшества и Священного Синода и притом извещая, что и архим. Иоанн пошлет свое через два дня, остаюсь испрашивающим богоприятных (θεοδεκτους) молитв и благословения вашего. Анхиальский Василий, 1874 г., октября 17. В Халки, в богословской школе».

Исходной точкой обсуждения служит автору то обстоятельство, что в священных канонах вообще (Правилах Святых Апостолов, Вселенских и Поместных соборов, также и Святых Отцов) никакого ясно выраженного определения не встречается, ни по отношению к вопросу о действительности или недействительности хиротонии изверженными епископами (τας απλως υπο καθηρημενων επισκοπων γινομενας χειροτονιας), ни, следовательно, по отношению к тому – каким образом принимать священников, рукоположенных епископом изверженным и с тем вместе схизматиком. Отсутствие такого определения в священных правилах кажется автору тем более замечательным, что извержение из епископского сана не только было не неизвестно святым отцам, но и было делом обыкновенным. Все, что служило препятствием к получению священства, уже по тому самому, как доказательство недостоинства пасти народ Господа и служить Ему, считалось и достаточным поводом к извержению из епископского сана. Так наказывался извержением всякий епископ, обличенный в преступлении, вследствие которого он с самого начала не мог быть возведен в этот сан[ii] и от которого он должен был наставлением своим остерегать вверенную ему паству, чтобы вместе с собою представить ее Господу непорочною[iii].

Тому же наказанию подвергались епископы и в случае еретичества за то, что они лжеучением своим извращали истину евангельских догматов[iv], стражами и учителями коих они поставлены[v]. Кроме того, автор принимает во внимание и то обстоятельство, что, когда православные епископы не были в состоянии после канонического извержения прогнать из епископий таких еретиков, за которыми следовала толпа, или кои пользовались царским покровительством, в таких случаях еретики-епископы продолжали пребывать в своих епископиях, управляя следующими их заблуждению и ереси народом и совершая все принадлежащие их сану священнодействия, как можно заключить из 5-го правила III-го вселенского собора, равно как и из многочисленных случаев, встречающихся в церковной истории в продолжение долгого времени; например арианские епископы, упоминаемые даже во времена VI-го Вселенского собора (680 г.), и епископы иконоборцев, овладевшие престолом Константинопольским. Несторий, когда назначен был епископом Константинопольским, в первой своей проповеди перед собранным народом в церкви сказал Феодосию: «Дай мне, царь, землю свободную от еретиков, – и я дам тебе взамен небо. Помоги мне уничтожить еретиков, – и я помогу тебе уничтожить персов»[vi]. Святой Василий Великий упоминает о том, что арианский епископ Севастийский Евстафий и другие с ним, осуждённые пятьюстами епископами, продолжали управлять своими церквами[vii].

Из этих в виде вступления предпосланных строк автор заключает, что, так как, в священных правилах не встречается никакого определения, прямо относящегося к хиротонии, совершенной низложенным епископом (τας υπο καθηρημενων απλως γινομενας χειροτονιας), то должно настоящий вопрос решить путём аналогии. Во-первых, судя по тому, что определяют священные каноны о действительности хиротонии еретиков и их крещения, как известно одного из самых существенных и главных таинств церковных, служащего дверью, приводящею к Христу. Во-вторых, обратив внимание на практику Церкви, которая есть Церковь Бога живого, столп и утверждение истины[viii]. И в-третьих, согласно с некоторыми другими соображениями относительно таинства священства.

Посмотрим теперь, как каждый их этих трех пунктов развивается автором.

[i] В то время профессор Халкинской богословской школы, ныне митрополит Кесарии Каппадокийской.

[ii] См. 61 и 28 правила Святых Апостолов. Ср. также 27 правило Василия Великого; 4, 21, 26 правила VI Вселенского собора; 2-е правило I Вселенского собора; в том же смысле и 21 правило VI Вселенского собора.

[iii] Послание к Ефесянам гл. V, ст. 1–6.

[iv] См. 1, 2, 4-7 правила III Вселенского собора. Ср. деяния соборные и пр. (΄Ορους συνοδ κτλ.) и I послание к Коринфянам XVI, 22; к Галатам I, 8.

[v] 58 правило Святых апостолов; 1-е послание к Тимофею VI, 13-20; 2-е к Тимофею II, 15; IV, 1 и след.

[vi] Сократа Церковная История, VIII, 29.

[vii] 224-е письмо: μηδε καταδεξαμενοι της οικονομιας των εκκλησιων αποστηναι, τοσουτων 'επισκοπων εις την της καθαιρεσεως αυτων γνωμην συμφωνησαντων (Приняв во внимание принцип икономии относительно церквей, которые отпали, хотя столько епископов приняли совместное постановление об их отстранении). Ср. также письма 226 и 251.

[viii] 1-е послание к Тимофею, III, 15.

SEO продвижение сайта - LUXEO Работа за границей