«Вероломно, в 4 часа утра»: в РПЦ разорвали отношения с Александрией и вторглись на ее каноническую территорию – интернет-издательство Церквариум
03
Ср, июнь

«Вероломно, в 4 часа утра»: в РПЦ разорвали отношения с Александрией и вторглись на ее каноническую территорию

Мониторинг СМИ

Рейтинг:  4 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда не активна
 

Изоляция все ближе, и ближе

Источник: Lb.ua

Автор – Дмитрий Горевой

Александрийский патриархат в ноябре официально признал ПЦУ. Полтора месяца Москва молчала и никак не реагировала на данное событие. Только под конец года, на последнем Синоде в этом году, РПЦ решила таки разорвать отношения с Александрийским патриархом. Причем это не единственный «их ответ Чемберлену». В постановлении есть сразу несколько мер воздействия, которыми в Моспатриархии решили наказать строптивых православных африканского континента. Чем россияне будут мстить африканцам за признание ПЦУ, к чему ведет подобная политика разрыва и вторжения на территорию других церквей и чего Москва хочет добиться в конечном итоге. Обо все этом читайте в специальном материале Lb.ua.

Предыстория

Для РПЦ, признание Александрийским патриархом Феодором ПЦУ было болезненным ударом. Из серии «нож в спину». Особо одаренные православные даже сравнили его признание с «поцелуем Иуды». Дело в том, что патриарх Феодор считался «своим человеком» для Москвы. Во-первых, он долгое время жил в советской Одессе, будучи представителем Александрийского патриархата при РПЦ. Во-вторых, он часто любил приезжать в Украину и Россию и не гнушался произносить разного рода комплименты РПЦ. В-третьих, после разрыва отношений с Константинополем, именно на Александрию возлагали надежды на разрешения кризиса в православии. Российские богословы потратили не мало сил и времени на то, чтобы «доказать», что самые главные и правильные в истории церкви были именно Александрийские патриархи, и что именно они хранили чистоту православия, осуждая еретических Константинопольских патриархов. Но вот не задача. На «доказательство» таких вещей, поиск аргументов и примеров уходит время. И к тому моменту, как текст такого доказательства был написан и автор был готов его презентовать – Александрийский патриарх уже признал ПЦУ. Прямо-таки анекдотическая ситуация.

Однако, предполагаю, что в РПЦ что-то таки и подозревали в отношении Александрии. Меньше, чем за месяц до признания Синод РПЦ усилил внешполитический отдел (ОВЦС) одним интересным кадром. Замом митрополита Илариона (Алфеева) стал архиепископ Владикавказский Леонид. В самом назначении указывается за какие заслуги:

«Выпускник Богословского факультета Афинского университета (1998-2002), владеющий греческим, английским и разговорным арабским (египетский диалект) языками, имеющий опыт работы в ОВЦС в качестве сотрудника секретариата по межправославным отношениям (2003-2004) и богатый опыт зарубежного служения — сначала в качестве представителя Русской Православной Церкви при Патриархе Александрийском и всей Африки (2004-2013)...».

Леонид предназначался именно для работы с Александрийским патриархатом. Но там, видя какие последствия получила Элладская Церковь за свое признания, решили не делать процесс открытым, и решили все кулуарно. Патриарху Феодору оставалось лишь публично огласить решение, что он и сделал 8 ноября.

Финансовые санкции и шантаж. Как в РПЦ отреагировали на Синод Элладской Церкви. Текст Дмитрия Горевого

Разрыв

После признания прошло больше полутора месяцев. И вот на последнем, в этом году, заседании Синода РПЦ было принято решение о разрыве отношений с Александрийским патриархатом. Причиной послужил, естественно, признание Православной Церкви Украины.

Синод в целом пошел по т.н. «элладскому» сценарию, но с определенными особенностями. Разрыв отношений не со всей Александрийской церковью, а только с ее патриархом. Вычеркнуть его из Диптиха и не поминать за богослужением. Приостановить, т.е. фактически закрыть подворье (аналог посольства) Александрийской церкви в Москве, а аналогичное российское в Египте переформатировать в обычный приходской храм. Ну и самое главное – вывести приходы РПЦ из под юрисдикции Александрии и взять их под прямое патриаршее руководство.

Александрийский контекст

У РПЦ в Африке есть свои храмы, но их не так много. Это, в основном, общины россиян или русскозычных выходцев из бывшего СССР. Поскольку Африка это каноническая территория Александрийского патриархата, то местные храмы, пускай даже и русские, должны, все таки, быть в юрисдикции Александрии. РПЦ всегда уважала эти правила, и даже ставила этот кейс в пример. Мол православие не делится по странам или национальностям, но есть установленная каноническая территория, которая объединяет целые регионы или даже континенты. В Москве использовали этот аргумент против украинской автокефалии, мол Кения или Уганда не требуют автокефалии от Александрии, а значит и Украине не следует выходить из РПЦ.

Но обмолвка «вывести приходы РПЦ из под юрисдикции Александрии» дорогого стоит. Она показывает, что на самом деле в Москве никогда не считали эти приходы Александрийскими, а всегда мыслили как свои, которые должны, из-за уважения и стратегической необходимости, пребывать в составе другого патриархата. Но по-сути Москва считала, что это ее «консервы». Вопрос в том, считали ли сами эти общины также. Это станет ясно в ближайшее время, когда перед ними встанет выбор с кем они – с Москвой или Александрией.

То, что вторжение на территорию другой церкви это прямое нарушение канонов – Москве плевать. Они давно уже не мыслят в «канонической логике». Для них церковные правила существуют исключительно для того, чтобы использовать их против своих оппонентов. РПЦ, копируя во многом российское государство, привыкла действовать силой. Смириться и закрыть глаза – для них признак слабости. Поэтому они будут давить на Александрию до конца. Одиозный протоиерей Всеволод Чаплин уже заявил, что РПЦ есть на кого опереться – от дружественных режимов до ЧВК Вагнера.

Кстати по поводу канонической территории. Юрисдикция Александрийского патриархата закрепилась за всей Африкой совсем недавно – лишь в ХХ веке. До этого древняя церковная кафедра руководила по преимуществу северной Африкой, да и то – только восточной ее частью. Западная же, еще со времен Римской империи, была под юрисдикцией сначала Карфагена, а потом Рима. Глобальная экспансия на юг началась при папе Мелетии (Метаксакисе). Да, александрийских патриархов можно называть папами – это часть их официального титула. В который – титул – входят, помимо прочего, и такие эпитеты: «Пастырь Пастырей», «Отец Отцов», «Тринадцатый Апостол», и даже, немного не мало – «Судия Вселенной».

Метаксакис вообще удивительная личность для Православия. Он был предстоятелем трех Автокефальных Церквей. И это при том, что каждая из этих должностей по умолчанию – пожизненная. Сначала он был главой Элладской Церкви, но его отстранили. Потом он стал Вселенским патриархом, позже был смещен. Закончил он свою карьеру на Александрийской кафедре.

Это при нем за Александрией закрепилась территория южнее Сахары. Вселенский патриарх признал расширение юрисдикции, в обмен на признание Александрией прав Вселенского патриархата на окормление всех диаспор.  

Последствия

Вчерашнее решение патриарху Кириллу далось с трудом. Накануне он собрал Синод и Высший Церковный Совет РПЦ – два высших и реально работающих, насколько это возможно, органа. Патриарх Кирилл советовался поднимать ли ставки дальше и продолжать ли конфронтацию с Поместными Церквями из-за Украины.

Его решение кристализирует ту политику, которую пытается выстроить РПЦ. Они полностью не уходят в изоляцию, лишь точечно реагируя на ситуацию. При том, они вторгаются на территорию другой поместной церкви. Таким образом, в Москве хотят создать альтернативную модель Православия. РПЦ там будет главной, а на территории каждой поместной церкви у нее будут свои сторонники. Что-то на подобии коммунистического интернационала. Фактически повторяется сценарий Холодной войны, только в религиозной сфере. Будет два центра влияния – Константинополь и Москва. Константинополь представляет демократическое православие, а Москва коммунистическое. Они не будут строго разделены границами автокефальных церквей, но будут взаимопроникаемыми. Т.е. в каждой церкви будут, вернее даже уже есть, представители обоих лагерей.

Место Украины в этой Холодной войне – окончательно еще не определено. Мы можем повторить опыт Германии – быть разделенными на две части, где ПЦУ это будет ФРГ, а УПЦ (МП) – это ГДР. Этот вариант внушает оптимизм, поскольку на финише падение стены. Но мы можем стать и разделенной Кореей, которая до сих пор не оправилась от конфликта. Многое, если не все, зависит от нас. А пока будем наблюдать за самовыдавливанием РПЦ из мирового православия и создания альтернативной системы Поместных Православных Церквей.