26
Вс, мая

Признает ли Греция ПЦУ и как этому противодействует Москва?

Мониторинг СМИ

Рейтинг:  5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 

Элладская Церковь анонсировала рассмотрение вопроса о признании украинской автокефалии на 19-21 марта 2019 года. Если признание состоится, то это будет первая церковь, кроме самого Вселенского патриархата, которая признала Православную Церковь Украины.

Источник - Lb.ua

Дмитрий Горевой

Ранее из среды этой церкви уже звучали положительные сигналы, однако, как в самой Элладской Церкви, так и во всей Греции в целом, есть немало агентов влияния России. Ясно, что они будут всячески противодействовать признанию ПЦУ. Кто, как и посредством чего может влиять на принятие решений в Элладской Церкви и какого рода рычаги для этого есть у Москвы ‒ в материале Lb.ua.

Ожидалось, что Элладская Церковь будет одной из первых, кто поддержит Константинополь и признает Православную Церковь Украины. В пользу этого свидетельствовали довольно тесные взаимоотношения двух церквей, да и сами митрополиты откровенничали: «Мы даже не будем поднимать вопрос о необходимости признания, мы просто признаем. Не можем же мы быть вместе с россиянами».

Буквально через несколько дней после торжественного вручения Томоса, Синод Элладской Церкви собрался на внеочередное заседание и постановил передать вопрос о признании наивысшему органу власти ‒ Собору епископов. Согласно устава такой собор созывается раз в году ‒ в октябре. Но греки в экстренном порядке решили собрать внеочередной собор и назначили его на март. Это свидетельствует о важности решения, которое будут рассматривать.

Но буквально недавно глава Элладской Церкви сказал, что вопрос признания «украинского вопроса» передан комиссии. Как отмечает греческий журналист Андреас Лударос ‒ в этом решении прочитывается попытка отложить решение вопроса. Ведь в церкви действует тот же принцип, что и в политике ‒ «хочешь похоронить решение ‒ создай комиссию». Ответа на вопрос, почему комиссия была создана за 10 дней до Собора, а не в начале января пока нет. Для того, чтобы понять всю сложность процесса, необходимо прояснить уровень взаимоотношений между Константинополем и Афинам, ведь именно от него зависит принятое решение.

(Добро?) соседские отношения

Дело в том, что в современной Греции есть две церковные юрисдикции: Элладская Православная Церковь с центром в Афинах и Константинопольский патриархат, в состав которого входит Афон, Крит, и ряд островов в Ионийском море. А северная часть материковой Греции имеет двойную юрисдикцию ‒ одновременно принадлежит Константинополю и подотчетна Афинам.

Между Афинами и Фанаром (район Стамбула, где находится резиденция Константинопольского патриарха) существует конкуренция за греческую паству и роль главной греческой церкви. И если логика Константинополя в том, чтобы развивать греческий империализм ‒ т.е. формировать доминирование греков в православном мире, то Афины развивают греческий национализм, ограничиваясь рамками Греции. Между двумя церквями очень часто возникают противоречия. В современном православном мире все древние церкви (за исключением Антиохийской) состоят и возглавляются греками. Как замечает журналист из Афин Адреас Лударос – влияние греков в православном мире не пропорционально демографическим показателям. А значит, если кто-то хочет контролировать православие как таковое, то должен сперва, контролировать греков. Именно на этих разногласиях между Афинами и Фанаром и стараются играть россияне.

Русский след

В июле 2018 года разразился дипломатический скандал между Россией и Грецией. Официальные Афины выслали из страны двух российских дипломатов, а еще двум было отказано во въезде. Россиян обвинили во вмешательстве во внутренние дела Греции и действиях направленных против национальной безопасности. Также сообщалось о попытках влиять на представителей муниципалитетов, митрополитов Элладской Православной Церкви, а также духовенство горы Афон. Хотя имена обвиняемых не были оглашены, в заявлениях официальных лиц звучало название одной организации – Императорского Православного Палестинского Общества (ИППО).

Зачем россияне открыли отделение ИППО в Лондоне?

Для дискредитации и уменьшения влияния Константинопольского патриарха россияне последовательно действуют, причем на территории соперника. Они работают как с епископами северной Греции, так и с монахами Афона – все это каноническая территория именно Фанара. Греческое издание Protagon называет имена митрополитов, которые сотрудничают с россиянами – Анфим Александропульский, Иустин Неакринийский, Пантелеимон Верийский, Николай Месогейский, Нектарий Арголидский, Хризостом Патрский, Нектарий Керкирский и Александр Мантинейский.

Не случайно в списке первым указывается митрополит Анфим Александропульский. Греческие СМИ отмечают большой интерес, который для россиян представляет приграничный город Александропулис на северо-востоке Греции. Мэром данного города является Евангелос Ламбакис. Во время его правления было налажено тесное сотрудничество с властями Санкт-Петербурга, а также городом Сосновый Бор Ленинградской области. Теперь Александропулис и Сосновый Бор города-побратимы, а между Петербургом и Александропулисом есть авиасообщение. Греческие журналисты считают, что содействовал этому в большей степени советник мэра Константин Габаэридис. Последнего экс-губернатор Санкт-Петербурга Георгий Полтавченко также назначил своим советником.

Константин Габаэридис одно время представлялся почетным консулом России в Восточной Македонии и Фракии, однако греческие СМИ опровергли эту информацию. Он занимается укреплением греко-российских отношений, проживает в Александропулисе. В прошлом политик, выдвигался на выборах в местные органы власти. Политическая программа строилась на антиисламской риторике, что, вероятно, могло пользоваться спросом в приграничном с Турцией Александропулисе.

Также Ламбакис вместе с Габаэридисом подписали ряд договоров с местными оккупационными властями Крыма, де-факто в обход европейских санкций. Это вызвало серьезную критику со стороны центральных властей. Для митрополита Анфима такое сотрудничество тоже выгодно ‒ российские бизнесмены пообещали построить в Александропулисе храм в русском архитектурном стиле, на который выделят 4 млн евро.

Габаэридис кроме всего прочего возглавляет Ассоциацию бизнесменов репатриантов Греции. В Александропулисе создали информационно-деловой центр «Санкт-Петербург» над которым развивается российский флаг, о чем с гордостью сообщает мер Ламбакис.

Активно сотрудничает в развитии российско-греческих отношений и общественная организация «Русский Дом». Возглавляет организацию Юлия Гаврилова, по совместительству жена Константина Габаэридиса. Ее основная деятельность заключается в восстановлении русских символов: мемориала воинам Российской империи, перезахоронение останков солдат и т.д. Гаврилова с мужем работают над улучшением имиджа России в Греции, содействуют строительству православных храмов в русском архитектурном стиле и развивают партнерство между Александрополисом и российскими городами.

На низовом уровне влияние происходит следующим образом. Посредством того же ИППО и общественных организаций как «Русский Дом» проводятся разного рода конференции, выставки, отмечаются памятные даты. На протяжении 2010-х гг. русские военные участвовали в парадах. А в Александропулисе, например, провели акцию «Бессмертный полк».

Греческие СМИ связывают такую заинтересованность Россией Александрополисом с экономическими интересами. Город находится недалеко от границы с Турцией и Болгарией. Это очень удачное место для разветвления газопровода «Турецкий поток» на южную часть в Грецию и северную часть в Болгарию. Александрополис должен стать ключевым хабом для Афин, а соседний Бургас таковым для Софии. Для реализации данного сценария россияне и пытаются «зайти» в северную Грецию, используя культурный и религиозный факторы.

Однако Александропулис не единственный город, в котором у россиян есть влияние. Так, например, город Кастория в северной Греции ориентируется при экспорте своего товара на Россию. Дело в том, что основное производство в этом городе – изделия из меха. В Кастории открыто более 500 меховых фабрик. Монопольный рынок сбыта может служить дополнительным фактором для неформального влияния. Кроме этого Кастория – один из древних центров Элладской церкви.

Грекам очень не нравится, что различные организации пропагандируют русскую церковную традицию в Греции. Это касается и постройки храмов в русском стиле с типичными луковичными куполами, и продвижение своих святых. Так, например, в монастыре Додра, наместником которого является митрополит Верийский Серафим (указывается в списке сотрудничавших с россиянами) есть храм в честь Луки Крымского. Греки не понимают столь активного продвижения данного святого, ведь он никак не связан с их страной. Не только недоумение, но и раздражение вызывает у греков культ Феодора Ушакова, который вытеснив Наполеона, захватил Ионийские острова.

Местные же эксперты утверждают, что Серафим хочет занять пост митрополита в Салониках. В Греции это очень престижная церковная кафедра, по своей важности она занимает второе место после Афин. Кстати митрополит Серафим был единственным представителем церкви при открытии ИППО в Греции, именно он и благословил деятельность филиала. Не исключено, что сотрудничество Серафима с ИППО является взаимовыгодным: организация будет всячески лоббировать на это должность Серафима (в том числе и «финансовыми аргументами»), а Серафим в будущем будет отстаивать интересы общества.

Влияние через монастыри

Дружба с митрополитами важна, но она не покрывает собой все слои церковного пирога. Для того, чтобы иметь влияние на церковные массы необходимо быть в контакте с церковными ЛОМами (лидерами общественного мнения – прим. авт.). Для этого применили технологию, удачно апробированную в Московском патриархате.

Из России в церковную среду Греции экспортируют феномен старчества, ранее не характерный для данной страны. Это когда авторитет какого-то монаха (чаще всего преклонного возраста) становится выше чем у представителей иерархии. В основном старцы пользуются популярностью у мирян и рядового духовенства. Таким образом, они нарабатывают себе определенный круг людей, в котором считаются истинной в последней инстанции.

Именно через различных старцев и священников в церковную среду запускается целый ряд мессиджей. Помимо формирования позитивного имиджа России и ее Президента, в около церковной тусовке запускаются разного рода апокалиптические мифы. Они характерны для русского сознания, но не типичны для греческого. Основная идея – Россия это последний оплот православия. Она в кольце врагов и только она может помочь остальным православным народам сохранить свою веру цельной и не поврежденной. «Россия сохранила истинное православие и Владимир Путин его защищает» – так описывают данные идеи греческие журналисты. Греки отмечают, что часто при переиздании книг о святых, им приписываются идеи, которые они не говорили. Причем часто идеи эти политического характера. Они тщательно замаскированы религиозной лексикой. Например, разного рода пророчества о грядущих победах России, о величии монархизма или о пагубности демократии.

Такие мессиджи позже конвертируются в антизападные настроения и поддержку Путина. Тем более, что необходимая почва в виде скептического отношения к Западу (прежде всего ЕС) у греков есть. Да и социологические опросы общественного мнения показывают, что из мировых лидеров на первом месте для греков действительно президент РФ.

Для того чтобы нивелировать влияние старчества в августе 2018 г. были приняты поправки в Устав Греческой Церкви. В частности ликвидировалась автономия монашеских скитов. Раньше они де-факто не подчинялись митрополитам своей области. Теперь митрополиты будут полностью контролировать эти обители, в том числе и их финансовую активность.

Информационная активность

Однако для достижения максимального распространения своих идей мало дружить с нужными старцами – необходимо иметь лояльные медиа.

В последние годы стало появляться множество греко-язычных СМИ, в которых с одной стороны превозносится роль России и русского православия, а с другой – всячески критикуется Константинопольский патриарх Варфоломей. Одним из самых известных таких греческих церковных порталов является «Ромфея». Возглавляет информационное агентство молодой публицист Эмилиос Полигенис. Российский телеграмм канал «Церквач», близкий к руководству РПЦ, характеризует его как агента российского влияния в греческом православии. В Константинополе это, кстати, знают и заявили, что не хотят, чтобы Ромфея републиковала новости и фото с полуофициального сайта «Фос Фанариу» («Свет Фанара»). Как отмечают аналитики, Полигенис ведет роскошный образ жизни, показывая, что «тех, кто заключит союз с Москвой, ждет безмятежная жизнь».

«Македонская карта»

Среди прочего россиян также подозревают в организации протестов против Преспского соглашения между Грецией и Македонии, о переименовании последней. Показательно, что против соглашения Афин и Скопье выступали греческие митрополиты, которые ранее были замечены в связях с россиянами. Это Анфим Салоникийский, Иерофей Навпактский, Серафим Касторийский, Пантелеимон Верийский, Амвросий Каламбрийский и другие.

Кроме того в Салониках достаточно серьезное влияние имеет россиянин Иван Саввиди. Этнический грек, бизнесмен, бывший депутат Госдумы от партии «Единая Россия». Недавно его обвинили в финансировании протестов в Македонии против переименования страны. По данным Центра по исследованию коррупции и организованной преступности Саввиди потратил на организацию протестов в Македонии 300 тысяч евро.

Разрешение «македонского вопроса» невыгодно не только российской власти, но российской церкви. В политическом плане решение проблемы открывает Скопье путь к интеграции в ЕС и НАТО, что неприемлемо для Кремля.

После утверждения нового названия страны, у властей были планы в области религиозной политики. В апреле 2018 г., сразу после визита Президента Украины Петра Порошенко на Фанар и анонсировании Томоса, с таким же визитом к Константинопольскому патриарху отправился и президент Македонии Георге Иванов по аналогичному вопросу. Основным камнем преткновения между Фанаром и Скопье ‒ было, как не странно, название. Позиция Варфоломея ‒ церковь должна именоваться Охридская архиепископия (Охрид ‒ древний религиозный центр на территории современной Северной Македонии), а не Македонская Православная Церковь. После переименования государства, на уступки могут пойти и православные.  

Московский патриархат не поддерживает независимость Церкви Македонии, из-за позиции сербов, которые аналогично поддерживают Москву по «украинскому вопросу». Поэтому и всячески стремятся не допустить «украинского сценария» на Балканах.

***

Что мы имеем в итоге? Существуют разногласия между двумя греческими церквями: Элладской и Константинопольской. На этом пытаются играть россияне, запуская информационные проекты, поддерживая митрополитов Элладской Церкви, наращивая присутствие россиян в северной Греции, расставляя свои «знаки присутствия». Сможет ли Церковь Эллады преодолеть влияние Москвы? Поддержать, вопреки разногласиям, Вселенского патриарха и признать украинскую автокефалию? Покажут решения ближайшего Собора епископов, который состоится 19-21 марта.