Архиепископ Тельмисский Иов (Геча): «Украина всегда была канонической территорией Вселенского патриархата» – интернет-издательство Церквариум
26
Ср, июнь

Архиепископ Тельмисский Иов (Геча): «Украина всегда была канонической территорией Вселенского патриархата»

Мониторинг СМИ

Рейтинг:  5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 

«Нельзя делить Тело Христово. Оно принадлежит Христу, а не Москве...»

Диалог о предоставлении Вселенским Константинопольским патриархатом автокефалии Украинской церкви, назначение экзархов в Украину, противодействие этому процессу Московского патриархата – главные темы последнего времени. В СМИ и в обществе ширится немало слухов и некомпетентных комментариев. Что же происходит на самом деле? Для этого мы обратились к непосредственному участнику процесса – известному православному богослову и иерарху Константинопольского патриархата архиепископу Тельмисского Иову (Гече) (Женева, Швейцария).

Владыка родился в 1974 году в Монреале (Канада) в украинской эмигрантской семье. Архиепископ Иов (Геча) – доктор богословия, профессор Института высших исследований в области православного богословия при Православном центре Вселенского патриархата в Шамбези (Швейцария) и Парижского католического университета (Франция), постоянный представитель Вселенского патриархата при Всемирном совете церквей в Женеве, сопредседатель Объединенной международной комиссии по богословскому диалогу между Православной и Римско-Католической церквями. По благословению Вселенского патриарха Варфоломея был одним из главных спикеров Святого и Великого Собора Православной Церкви на Крите 19-26 июня 2016. Владеет английским, французским, греческим, украинским, русским и итальянским языками. Глубоко разбирается в украинской церковной истории. Докторскую диссертацию защитил на тему «Литургическая реформа митрополита Киприана Киевского (1330 - 1406 гг.)».

Вселенський патріарх Варфоломій та архієпископ Тельмісський Іов

Владыка Иов, как известно, Вселенский патриархат направил в Украину своих представителей (экзархов) для переговоров с украинскими церквями о возможном предоставлении автокефалии. Однако Синод Московского патриархата принял такой шаг крайне критически, заявив, что это «незаконное вторжение на каноническую территорию» Москвы. Там даже объявили о прекращении сослужения с Вселенским патриархатом. Прокомментируйте, пожалуйста, такое поведение Москвы. Действительно решение Вселенского патриархата было незаконным и неканоническим?

Хотел бы сразу успокоить всех, что ни о каком «вторжением на чужую каноническую территорию» речь не шла и не идет. А тем более речь не идет о создании раскола или его легитимизации. Напротив, как неоднократно заявлял Вселенский патриарх Варфоломей, Константинопольская церковь, Церковь-Мать, стремится найти оптимальные канонические пути для преодоления существующего в Украине церковного раскола. Именно для этого и были назначенные  представители (экзархи) Вселенского престола, чтобы начать вести диалог и поиск таких возможных путей. Ибо состояние разделения, которое существует в украинской церкви уже почти 30 лет, не является естественным. Тысячи православных приходов и миллионы верующих в Украине из-за этого  раскола все это время находятся вне единства с Вселенской православной церковью, лишены не только евхаристического единения со своими православными братьями по вере, но и лишены главного – спасения в лоне канонической церкви. Это, конечно, не может не вызывать боль и беспокойство у Матери-Церкви.

Все эти годы Константинопольская церковь с болью наблюдала за тем, как страдает от внутреннего разделения ее дочь – Украинская церковь. Во Вселенском патриархате надеялись, что эта проблема будет вылечена внутренними средствами и силами, постоянно молясь за это и никогда молитвенно не забывая о многострадальном украинском православном народе. Но события последних 30 лет, особенно после 2014 года ярко свидетельствуют, что только внутренними силами Православная церковь в Украине не может самостоятельно справиться с проблемой раскола и объединиться, поскольку на пути этому стоят внешние политические факторы и влияния, в частности со стороны соседнего Российского государства. И для последней, по всей видимости, самым главным является не содействие объединению Украинской церкви, а сохранение через церковь своего политического влияния в Украине. Здесь мы видим другие цели, достижение которых требует использования и других средств. Наверное, поэтому Православная церковь в России, под влиянием каких-то политических факторов, не имеет возможности обеспечить единения православных верующих Украины, не стремится вести диалог с теми, кто по каким-то причинам оказался за пределами канонической церковной ограды, а следовательно, и не стремится найти оптимальные средства канонической икономии для возвращения этих верных в лоно Вселенской Церкви. Последние заявления Синода Московского патриархата это лишь в очередной раз подтверждают. Ибо ради собственных политических амбиций они пошли не только на разрыв части православной паствы в Украине, но и на разрыв со Вселенским Православием. Это очень опасно, грустно и обидно. Ведь это неканонический путь, который не служит излечению раскола, но наоборот, способствует развитию раскола и схизмы.

Надеемся, что это поспешное и неканоническое решение наших российских братьев будет отменено и диалог будет восстановлен, ведь нельзя из-за политических амбиций создавать раскол и разрывать Тело Христово. В то же время в этой ситуации Вселенский патриархат, как Церковь-Мать, тем более просто обязан быть со своими православными сыновьями и дочерьми в Украине, которые уже почти 30 лет постоянно просят предоставить им канонический приют и помочь преодолеть схизму. Это ее непосредственная каноническая  обязанность, как Церкви-Матери. Именно такой заботой о судьбе и спасения украинской православной паствы и вызваны последние решения Вселенского патриархата о назначении в Украину своих представителей (экзархов), которые на месте могли бы  помочь начать действенный диалог между различными частями пока разделенной Православной церкви в Украине.

Архієпископ Тельмісський Іов та Вселенський патріарх Варфоломій

Скажите, пожалуйста, насколько исторически и канонически является обоснованным решение Константинополя о назначении в Украину собственных экзархов? Были подобные канонически исторические прецеденты? И опять же, не является ли это «вторжением на чужую каноническую территорию»?

Сразу, чтобы снять все спекуляции вокруг искусственных упреков о  «вторжении на чужую каноническую территорию», отмечу, что территория Украины никогда не была канонической территорией любой другой поместной православной церкви, кроме Вселенского патриархата. Киевская митрополия канонически и исторически, с момента своего создания во времена первых киевских христианских князей Аскольда, Ольги и Владимира и дальше больше 700 лет, была митрополией в составе Вселенского Патриархата. И даже после передачи в 1686 году части Киевской кафедры, на территориях подконтрольных России, во временную опеку (наместничество) московских патриархов, Украина все время оставалась канонической территорией Константинопольской церкви.

Относительно исторических прецедентов назначения в Украине экзархов Вселенского патриарха, то таких примеров из истории было немало. Чтобы не ходить далеко, обратимся к ХХ века. Земли Галиции и Закарпатье даже в начале ХХ века считались канонической территорией Вселенского патриархата. Поэтому член Синода Русской церкви митрополит Киевский Антоний (Храповицкий) в целях осуществления в этих украинских землях опеки над православной паствой, письменно обращался о разрешении и благословении  к Вселенским патриархам, и даже просил с этой целью предоставить ему титул Экзарха Вселенского патриарха в Галиции и Закарпатье. И таким титулом Экзарха Вселенского патриарха в Галиции и Закарпатье этот российский иерарх был наделен в 1910 г. Грамотой Вселенского патриарха Иоакима III. Позже этот титул Экзарха за ним был подтвержден и Вселенским патриархом Германом V (1913 – 1918 гг.). Итак, в начале ХХ в. Русская церковь сама просила назначить ее архиерея экзархом Вселенского патриарха в украинских землях, и тогда она это не считала «вторжением на чужую каноническую территорию». Поэтому не понятно, на каком основании теперь Синод Православной Церкви в России изменил позицию и пытается отказать Матери-Церкви в праве назначать экзархов на территорию, которая исторически и канонически всегда была канонической территорией Вселенского патриархата?

Здесь стоит добавить, что институт экзархов (представителей) Вселенского патриарха в Украине издавна имел устойчивую традицию. Когда в 1596 году часть епископата во главе с киевским митрополитом отпала в раскол от Константинопольской церкви и перешла в унию с Римом, то верными православию и Вселенскому  престолу остались два архиерея – Гедеон Львовский и Михаил Перемышльский. Поэтому Вселенский патриарх Мелетий (Пигас) назначил своим экзархом в Украине и местоблюстителем Киевской митрополии епископа Львовского Гедеона (Балабана). Тогда же в Украине был назначен экзархом Вселенского патриарха еще и архидиакон Никифор (Кантакузина), который председательствовал на антиуниатском православном соборе в Бресте и способствовал сохранению Православной церкви в Украине. За это он был обвинен униатскими епископами и польскими властями в шпионаже в пользу Турции, из-за чего был заключен в Мальборгском  замке, где он в 1599 году и погиб. В 2001 году Синод УПЦ (МП) прославил этого Экзарха Вселенского патриарха в лике святых мучеников. Поэтому мы имеем  не только исторические прецеденты назначения экзархов  Вселенского патриарха в Украину, но и почитаемых святых среди них.

Еще одним известным экзархом Вселенского патриарха в Украине был преемник Гедеона (Балабана) на Львовской кафедре – епископ Иеремия (Тисаровский, +1641). Вместе с титулом епископа Львовского, Иеремия унаследовал от Гедеона титул Экзарха Вселенского патриархата и должность местоблюстителя Киевского митрополичьего престола. С 1610 г. он 10 лет оставался единственным православным епископом в Речи Посполитой, вплоть до 1620 года, когда патриарх Иерусалимский Феофан III по благословению Вселенского патриарха восстановил православную иерархию в Украине и рукоположил нового митрополита Киевского Иова (Борецкого). С тех пор уже киевские православные митрополиты стали неизменно носить канонический титул Экзарха Вселенского патриарха, который  они были обязаны носить и после временной передачи Киевской кафедры в 1686 г. под временную опеку (наместничество) московских патриархов. Кстати, кроме прав экзарха, Вселенские патриархи также предоставили в тот период целому  ряду  украинских монастырей и братств статус ставропигии, то есть перевели в прямое подчинение Вселенскому престолу. В частности, ставропигиями от Вселенского патриархата в Украине пользовались Киево-Печерская лавра (с 1589 г.), Львовское Успенское братство (с 1589 г.), Киевское Богоявленское братство (с 1620 г.), Манявский скит (с 1620 г.), Луцкое Кресто-Воздвиженское братство (с 1623 г.). Эти акты Матери-Церкви по патриаршим ставропигиям в Украине не были отменены.

Архієпископ Тельміський Іов під час перебування в Україні зустрівся з президентом Петром Порошенком (фото прес-служби президента)

«Реальность такова: в Украине есть миллионы православных верующих, которые уже никогда не пойдут под Москву»

Спасибо, теперь понятно, что назначение экзархов в Украине канонически является исторической прерогативой Константинопольского патриарха. Но как же это все выглядело после 1686 г.? Действительно и после этой даты территория Украины не была «канонической территорией Московского патриархата»?

Именно так. Украина была и оставалась, даже после 1686 г., канонической территорией только Вселенского Патриархата. После присоединения в середине XVII в. Левобережной части Украины в состав Московского государства Киевская церковь оказалась разделенной на части между различными враждующими странами (Россией, Польшей и Турцией), из-за чего в Киеве долгое время не могли выбрать единого митрополита. В этой сложной ситуации Вселенский патриарх, чтобы не оставить окончательно украинскую паству без архипастырского окормления, часть Киевской церкви на подвластных России территориях, в 1686 году передал под временную опеку (наместничество) патриарху московскому, чтобы тот мог помочь поставить в Киеве и других епархиях левобережной Украины (Гетманщины) митрополита и епископов. При этом важным условием оставалась требование, чтобы Киевские митрополиты и в дальнейшем оставались автономными от Москвы Экзархами  Вселенского патриарха и обязательно поминали его имя на всех богослужениях. То есть это никак не было передачей Киевской митрополии под власть Московских патриархов. Подобная передача была бы антиканонической, поскольку в грамоте об учреждении Московского патриаршества пределы канонических воздействий московских патриархов признавались в границах Московского государства 1589. И в эти границы  никак не входила Киевская митрополия, которая включала в себя под омофором Вселенского патриархата Украину, Беларусь, Литву и Польшу.

То есть это было похоже на то, как за 66 лет до этого, в 1620 г., по благословению Константинопольского патриарха Тимофея ІІ, Иерусалимский патриарх Феофан ІІІ рукоположил в Киеве православного митрополита и епископов, то есть восстановил православную иерархию в Украине. Но при этом мы не говорим, что с тех пор Киевская митрополия стала зависимой от Иерусалимского патриархата. Так же было и в 1686 году. Потому что в Константинополе и подумать не могли, что в Московской Церкви-дочери нарушат договоренности и попытаются силой отменить каноническую юрисдикцию Константинопольской Матери Церкви в Украине. Поэтому позже, после распада Российской империи, Вселенский Патриархат отдельным Томосом от 13 ноября 1924 для предоставления автокефалии Польской церкви вынужден был объявить акт 1686 г. неканоническим и недействительным.

Легко ли давалось подчинения части Киевской кафедры Русской церкви?

Эти действия постоянно натыкались на сопротивление украинского православного духовенства. Достаточно вспомнить таких выдающихся украинских святителей, как Сильвестр Косов, Иосиф Нелюбович-Тукальский, Варлаам Ясинский, Иоасаф Кроковский, Варлаам Вонатович, Феофилакт Лопатинский, Арсений Мациевич, Варлаам Шишацкий и многие другие, которые немало пострадали от неканонических действий российского правительства и руководства Русской церкви.

Кстати, в пределах левобережной части Украины (Гетманщины) именно после событий 1686 г. с новой силой распространилось такое внутренне-церковное движение, как «странствующие» или «дикие попы». Его суть заключалась в том, что украинские православные приходы на Левобережье, не желая признавать власть Московского патриархата, приглашали к себе служить священников, рукоположенных в юрисдикции Вселенского патриархата на правобережной Украине или в Молдо-Валахии. В течение целого XVIII в. русская светская и церковная администрация жестоко преследовала это движение и его представителей, отлавливая и заключая «неканонических» священников. Но, несмотря на это, до самого конца XVIII в. верующие с Левобережной Украины с риском для жизни ходили в Молдо-Валахию за получением священнического рукоположения от епископов Вселенского патриархата, минуя российскую синодальную  администрацию. И иерархи Вселенского патриархата фактически никогда не отказывали православным верующим с Левобережной Украины в таких просьбах. Малоизвестный факт – в 1724 г. митрополитом Ясским Георгием вместе с другими молдавскими архиереями Вселенского патриархата без согласования с российским Синодом был рукоположен в епископа Чигиринского архимандрит Епифаний, помощник и заведующий канцелярией Киевского архиепископа Варлаама (Вонатовича). В представленной  Епифанием  грамоте, написанной от имени архиепископа Варлаама на имя молдавского митрополита Вселенского патриархата, указывалось на недовольство украинцев выводом Киевской митрополии из-под юрисдикции Константинополя, введением «Духовного регламента» и синодального управления, а также низведением киевских митрополитов в сан архиепископов.

Получив от иерархов Вселенского патриархата сан епископа Чигиринского, Епифаний вернулся в Украину, где развернул активную деятельность и рукоположил 14 священников и диаконов. Его неоднократно арестовывали российские власти, но каждый раз он бежал из тюрьмы. Известно, что он служил в пределах вольностей Войска Запорожского. Во время очередной ссылки в Сибирь в 1733 г., закованного в кандалы епископа Епифания в лесу отбили от стражи русские казаки-старообрядцы и спрятали на Гомельщине, в Ветках. Однако в феврале 1735 г.  русские войска по приказу императрицы Анны Иоанновны окружили Ветки, и епископ Епифаний снова был арестован. Умер он в тюрьме Киевской крепости 1 апреля того же года, похоронен у церкви св. Феодосия в Киево-Печерской Лавре. Еще интересный факт, в течение 1759 г. на Запорожской Сечи действовал как самостоятельный архиерей, поставленный  Вселенским патриархом Кириллом V епископ Мелетинский Анатолий (Мелес), который при поддержке запорожского казачества и без разрешения российского Синода целый год возглавлял запорожские церкви и поминал Вселенских патриархов. За это он был арестован российскими властями и сослан в Сибирь, где отбывал наказание около девяти лет. По мнению многих исследователей, еп. Анатолий (Мелес) пытался создать в Запорожье отдельную автономную казацкую епархию под омофором Вселенского патриархата.

Это очень интересно. Еще вы сказали, что в 1686 году под опеку (наместничество) московских патриархов было передано лишь часть Киевской церкви на подвластных России территориях. А как же состояло на других украинских землях, которые не вошли в состав Российского государства?

Именно так. И это очень важный момент, о котором почему-то все забывают, когда говорят об акте 1686 года. Ведь после передачи части Киевской кафедры на территориях подконтрольных России во временную опеку (администрацию) московских патриархов, на других территориях Украины, которые не входили в состав Московского государства, православные приходы и монастыри и в дальнейшем оставались под омофором Вселенского Патриархата. То есть акт 1686 г. касался украинских территорий Гетманщины, которые временно оказались в составе российского государства, и не имели канонического влияния на другие украинские территории, в частности Закарпатье, Буковину, Подолье, Галичину, Волынь, «ханскую Украину» на юге и Крым. Все эти территории и дальше оставались под каноническим омофором Вселенского патриархата.

Можно об этом подробнее? Потому этот факт почти нигде не пишется...

Да. На самом деле после 1686 г. под прямой юрисдикцией Константинополя остались значительно большие украинские земли. Так, в частности, не признала перехода под временную опеку московских патриархов Львовская епархия. С 1675 года Львовский православный архиепископ был наделен полномочиями администратора Киевской митрополии и Киево-Печерской архимандрии под омофором Вселенского патриархата. После 1686 г. Львовская епархия осталась в канонической юрисдикции Вселенского патриархата. Такой ее статус остался и после 1700, когда львовский архиепископ Иосиф Шумлянский под давлением польских властей перешел в унию, а Львовская православная епархия оказалась на вдовьем положении. Прямое подчинение Константинополю к 1708 г. сохраняло и Львовское ставропигиальное братство, пока его не заставили принять унию. Однако даже после этого православные приходы и монастыри в Галичине оставались в юрисдикции Вселенских патриархов. Они поручили временную опеку над ними буковинским митрополитам, которые так же входили в состав Вселенского патриархата. Наиболее известной монашеской обителью и центром православия в Галиции и Прикарпатье тогда был Большой Манявский скит, братия которого до насильственной ликвидации в 1785 году (то есть еще 100 лет после событий 1686) сохраняла верность Вселенскому престолу.

Стоит упомянуть еще один важный факт. 15 июня 1791 г. в Пинске на территории Богоявленского монастыря состоялся Поместный собор православного духовенства и верующих Западной Украины, Беларуси, Литвы и Польши, он вошел в историю как «Пинская  конгрегация». В работе Пинского собора приняли участие 103 делегата от православного духовенства, монашества и мирян. На нем было принято решение о восстановлении автономии под омофором Вселенского патриархата. Временным  главой Пинской конгрегации был избран игумен Бельский Савва (Пальмовский). Планировалось созвать Синод, который состоял бы из одного архиепископа с полномочиями митрополита и трех епископов. Также были разработаны «постоянные и основные нормы и правила организации» Православной церкви Речи Посполитой как автономной церковной юрисдикции, не зависящей от Российского Синода и признающую  над собой юрисдикцию Вселенского патриарха. На заседании 21 мая 1792 г. большинством голосов (123 голоса «за» при 13 «против») польский Сейм утвердил в качестве конституции предложенный Пинской конгрегацией проект новой организации Православной церкви в Речи Посполитой, которая наделялась в государстве большими правами и свободами. Однако два новых раздела Речи Посполитой и ликвидация Польского государства привели к тому, что решение Пинского поместного собора и Акт от 21 мая 1792 г. практически так и не были реализованы на практике.

Важно отметить, что православные украинцы на Буковине, Закарпатье и в Галичине длительное время оставались под опекой Вселенского Патриархата. Эти земли вошли в состав Московского патриархата  только в середине ХХ века в годы советской оккупации Западной Украины и такое их насильственное подчинение Москве никогда не признавалось Вселенским престолом.

Вы еще упоминали о юрисдикции Константинополя в рамках «ханской Украины» и Крыма.

Да. В Крыму существовала древняя Готская и Кафская митрополия, до конца XVIII в. остававшаяся в составе Вселенского патриархата. Состояла она из православных греков, болгар, украинцев и других народностей Крыма и Причерноморья. Она была ликвидирована российским правительством в 1788 году после аннексии Крымского ханства. Однако Вселенский патриархат никогда не признавал законности подчинения российскому Синоду и ликвидации своих исторических митрополий в Крыму.

Кроме того, юрисдикция Вселенского патриархата неизменно распространялась и на украинскую Буковину и южную (т.н. «ханскую») часть Украины, которая официально тогда находилась под протекторатом Крымского ханства и Османской империи. Еще гетман Петр Дорошенко пытался создать Украинское государство под протекторатом Османских  султанов, по примеру Молдо-Валахии. Его единомышленником был киевский митрополит Иосиф (Нелюбович-Тукальский), который выступал за сохранение Киевской митрополии в юрисдикции Вселенского патриархата. В результате тех попыток гетмана Дорошенко по Бучацкому  договору 1672 под султанский протекторат от Польши отошла вся территория восточного и западного Подолья (от Бучача по Брацлав). На территории украинского Подолья с 1672 до 1699 гг. в составе Османской империи существовал Подольский или Каменецкий эялет (с осман. – «край») с административным центром в Каменце (ныне. Каменец-Подольский). После смерти митрополита Иосифа (Нелюбовича-Тукальского) Вселенский патриарх Иаков в августе 1681 г. номинировал для города Каменец митрополита Панкратия, основав, таким образом, Каменецкую митрополию в составе Вселенского Патриархата (фактически существовала до 1699 г.).

Позже границы «Ханской Украины» включали в себя украинские земли между Днепром и Днестром, на которые распространялся протекторат крымских ханов и османских султанов. Эти земли лишь номинально входили в состав Османской империи, здесь даже отсутствовали османские поселения, кроме некоторых городов на юге. После поражения Ивана Мазепы в борьбе за независимость Украины и разрушения Петром I Запорожской Сечи, в период 1711-1734 годов в рамках «Ханской Украины» под протекцией крымского хана в урочище Олешки, напротив современного города Херсона, действовала новая Запорожская Сечь (т.н. Олешковская Сечь), духовенство которой так же подчинялось Вселенскому патриархату. С 1712 году казацкие владения Олешковской Сечи распространились на север к левым притоков Днепра – реки Орель и Самара. То есть все эти территории современного юга Украины не только не входили в состав Российской империи, но и оставались в юрисдикции Вселенского патриархата. Поэтому действие акта 1686 г. на них никоим образом не распространялась. Земли «Ханской Украины» и православные приходы и монастыри в ее пределах входили в состав Браильськои митрополии Вселенского патриархата. Ее центром сначала был город  Браила на левом берегу Дуная. В 1751-1789 гг. резиденцией митрополита Браильського стал город Измаил (ныне Одесская область, Украина). К этой митрополии Вселенского патриархата принадлежали земли Добруджа, Буджака, Бендер, а после подписания Бучацкого мирного договора 1672 г. – Хотинская епископия и все православные территории и приходы Правобережной и Левобережной Украины, находившихся под протекторатом Османской империи, в частности, Ханская Украина, Олешковская Сечь и православные общины, находившиеся на материковой территории Крымского ханства.

С 1751 до 1773 гг. в Измаиле была кафедра  Браильського  митрополита  Даниила, который в церковных грамотах подписывался «Даниил, милостию Божией митрополит Проивлавия, Томаровский, Хотинский, всего побережья Дунайского, Днепровского и Днестровского, и всей Украины Ханской». Таким титулом подписывались и преемники Даниила митрополиты Иоаким (1773-1780) и Кирилл (1780-1792). То есть это уже через 100 лет после акта 1686 года. После насильственной ликвидации Екатериной II Запорожской Сечи в 1775 году многие запорожцы перебрались на территории подконтрольные Османской империи, где на берегах Дуная основали новую Задунайскую Сечь. Она просуществовала до середины XIX века, а в церковном отношении признавала над собой исключительно юрисдикцию Вселенского патриархата. Как видим, все эти факты свидетельствуют о том, что акт 1686 г. касался только левобережной части Украины, которая тогда находилась под властью Москвы и практически не касался других украинских территорий.

Архієпископ Тельміський Іов (фото: orthodoxie.com)

«В первой украинской Конституции были прописаны обязательства восстановить юрисдикцию Вселенского патриархата»

Вы сказали, что после первого разрушения российскими войсками Запорожской Сечи в 1709 году украинское козачество, которое перешло под протекторат крымского хана, вернулось под юрисдикцию Константинопольского патриархата. А как к этому относились украинские гетманы Иван Мазепа и Филипп Орлик, которые возглавили эту первую украинскую эмиграцию?

Именно они одними из первых вернулись под омофор Вселенского патриархата, а вместе с ними и казачество. Несмотря на наложение Русской Церковью на гетмана Мазепу неканонической анафемы, представители Вселенского патриархата ее не признавали, ведь она была наложена по политическим мотивам, как средство политически идеологических репрессий и не имела никаких вероисповедных, богословских или канонических причин. Итак, в эмиграции в г. Бендеры Иван Мазепа свободно исповедовался у православных священников Вселенского патриархата. Именно они напутствовали  его на смертном одре, исповедали, а затем и отпевали. Его тело было положено в православной церкви городка Варницы, которая находилась в юрисдикции Вселенского патриархата, а впоследствии его перезахоронили в городе Галац на Дунае, где в центральном соборе Свято-Георгиевского монастыря местный митрополит отслужил заупокойную службу по почившим гетманом. Этот митрополит был иерархом Вселенского патриархата. Итак, можем говорить, что Иван Мазепа умер как верный Матери-Церкви, Вселенского патриархата!

Очень интересным и ценным есть исторический документ, известный как первая украинская Конституция от 5 апреля 1710 г. Это был своеобразный конституционный пакт между новоизбранным после смерти Мазепы гетманом Филиппом Орликом и всем Войском Запорожским. Так вот в первом параграфе этой первой украинской Конституции были прописаны обязательства восстановить над Киевской митрополией юрисдикцию Вселенского патриархата и звание Киевских митрополитов как Экзархов Вселенских патриархов. В частности, в конституции 1710 года, сказано следующее: «Нынешний новоизбранный Гетман, когда Господь Бог крепкий и сильный в брани, пособил... освободить Отечество наше, Малую Русь, от невольничьего ига московского, имеет и должен будет, прежде всего, заботиться и крепко стоять, чтобы ни одно иноверие  в Малую Русь, отечество наше, ни от кого не было внедрено... чтобы единая вера православная восточного исповедания, под послушанием Святейшего Апостольского Престола Константинопольского, навечно утверждена была... А для еще большего веса первоначального в Малой Руси престола митрополичьего Киевского и для более удобного делами духовными управления, имеет тот же Светлейший Гетман после освобождения Отечества от ига московского, произвести в столице Апостольской Константинопольской, Экзаршую  первоначальную власть, чтобы через нее возобновились наследственность и послушание детей к поминанию Апостольского Константинопольского Престола, от которого проповедью евангельской в ​​вере святой вселенской просвещенная и укрепленная быть  удостоилась».

Итак, как видим, в Конституции гетмана Филиппа Орлика и Войска Запорожского первым пунктом, как завещание для всех последующих украинских поколений, клятвенно прописывалось обязательства вернуть Киевскую  митрополию под юрисдикцию Вселенского патриархата и восстановить полномочия Киевских митрополитов как Экзархов  Вселенских патриархов. Поэтому нет ничего удивительного, что и современные Президенты независимой Украины уже в наше время пытались и пытаются выполнить этот завет, инициировав возобновление диалога с Матерью-Церковью, Вселенским патриархатом.

А уже в наше время, в частности в ХХ веке, распространялась ли юрисдикция Константинопольского патриархата на какие-то территорию Украины?

Да, в частности на Закарпатье. И это очень важный момент. Ведь Закарпатье исторически и канонически до самого прихода советских оккупационных войск в середине ХХ в. канонически входило в юрисдикцию именно Вселенского патриархата и этот край никогда не был «канонической территорией» Московского патриархата.

В самом начале разговора мы уже говорили, как член Синода Русской Церкви митрополит Антоний (Храповицкий) в целях осуществления в этих украинских землях опеки над православной паствой

, письменно обращался о разрешении и благословении  к Вселенским патриархам, а также просил с этой целью предоставить ему титул Экзарха Вселенского патриарха в Галиции и Закарпатье. То есть сама Синодальная  Русская церковь признавала эти украинские земли юрисдикцией Вселенского патриархата, а один из ее ведущих иерархов пользовался титулом Экзарха Вселенского патриарха в Галиции и Закарпатье. На основании этого историко-канонического права для православных епархий на территории оккупированных Польшей Западной Украины и Западной Белоруссии, Вселенский патриархат 13 ноября 1924 издал Томос о даровании автокефалии Польской церкви. Этот Томос отменял акт 1686 г., которым передавалась Киевская кафедра под временную опеку (администрацию) Московскому патриарху. Томос Вселенского патриарха 1924 г. утверждает, что это присоединение противоречило каноническим правилам, и Московский патриархат не выполнил оговоренных в акте 1686 г. требований, согласно которым Киевская митрополия должна была сохранить свои права автономии и каноническую связь с Вселенским патриархатом.

Таким образом, автокефальная Православная церковь в Польше (а по сути, Западной Украине и Западной Беларуси) провозглашалась правопреемницей исторической автономной Киево-Галицкой митрополии Вселенского  патриархата. В нее, кстати, входила Свято-Успенская Почаевская лавра, священно архимандритом которой считался предстоятель автокефальной Православной церкви в Польше, митрополит Варшавский и всей Польши. Во время немецкой оккупации, уже в 1941 году из части западноукраинских епархий Православной церкви в Польше, по благословению ее предстоятеля митрополита Варшавского Дионисия (Валединского) декретом от 24 декабря 1941 г. появилась «Администрация Православной церкви на освобожденных украинских землях» во главе с администратором, митрополитом Луцким Поликарпом (Сикорским), который был каноническим епископом автокефальной Православной церкви в Польше. Очень часто называют эту администрацию «Украинской Автокефальной православной церковью (УАПЦ)», но это вовсе не правильно, потому что это было расширением церковной юрисдикции автокефальной Православной церкви в Польше на оккупированных немцами украинских землях, исходя из того, что автокефалию получила церковь в Польше на основе Киевской митрополии. Тогда же Местолюстителем  Киевского митрополичьего престола был объявлен митрополит Варшавский Дионисий (Валединский), как канонический Предстоятель автокефальной Православной церкви на территории Польши, Украины и Беларуси. Он признан Вселенским Престолом и другими Поместными Православными Церквами.

Это что касается украинских Галичины, Волыни, Подолья и других земель. Но вернемся в Закарпатье ...

Здесь ситуация развивалась несколько иначе. После распада Австро-Венгерской империи украинское Закарпатье попало под власть Чехословакии. А православные приходы канонически входили здесь в юрисдикцию Вселенского патриархата и непродолжительное время в начале ХХ в. – патриархата Сербского. 4 марта 1923 г. Собор Вселенского патриархата во главе с патриархом Мелетием IV поставил Архиепископом Пражским бывшего выпускника Киевской духовной академии владыку Савватия (Врабец, 1880-1959) и постановил, что православные приходы Закарпатья входят в юрисдикцию Вселенского патриархата. С тех пор канонически украинские православные приходы Закарпатья окончательно закрепились за юрисдикцией Вселенского Патриархата, где и находились до прихода советских оккупационных войск.

9 ноября 1939 г. Экзарх Вселенского патриарха архиепископ Савватий (Врабец) сообщил прот. Михаилу Попову письмом, что он намерен рукоположить его в епископа или генерального викария для Закарпатья и Венгрии. 26 сентября 1940 г. архиепископ Савватий (Врабец) издал приказ, согласно которому прот. Попов предназначался Администратором Православной церкви Закарпатья и Венгрии под юрисдикцией Вселенского патриархата, ему также предоставлялся сан протопресвитера. 5 октября 1940 г. в письме к Вселенскому патриарху Вениамину архиепископ Савватий (Врабец) просил рукоположить о. Попова в епископы для Православной церкви Закарпатья и Венгрии под юрисдикцией Вселенского патриархата. Однако 30 мая 1942 г. немцы арестовали архиепископа Савватия и он три года находился в концлагере Дахау (1942-1945). После освобождения не был допущен новой оккупационной администрацией (теперь уже советской) к выполнению своих обязанностей, поскольку отказывался порвать с Вселенским патриархатом. До конца жизни он подвергался гонениям и давлению со стороны коммунистического режима, умер 14 декабря 1959 г.

Еще трагичнее сложилась судьба Администратора Закарпатской епархии Вселенского патриархата протопресвитера Михаила Попова. 13 июня 1944 г. он был арестован нацистами по подозрению в крещении еврейских детей. В конце декабря 1944 г. о. Попов был выслан в Германию на принудительные работы, однако при перевозке ему удалось бежать. В начале апреля 1947 г. в Будапеште о. Попов был арестован уже советскими органами НКВД. 9 сентября 1947 г. его по обвинению в «антисоветской деятельности» приговорили к 25 годам заключения. Его отправили в концлагерь в Воркуту (Коми АССР), где он погиб как мученик за веру Христову.

То есть канонические структуры Константинопольского патриархата просуществовали на Закарпатье до 1946 года?

Да, именно до 1946 года. И они были насильственно присоединены с помощью карательных органов НКВД к Московскому патриархату, а тех, кто отказывался, репрессировали и уничтожили как мучеников за веру Христову. И, что важно, Константинополь никогда, никоим актом не признавал уничтожение коммунистическим режимом в Закарпатье епархии Вселенского патриархата и присоединение ее к другой юрисдикции. Это присоединение было неканоническим и насильственным. И это было не 300 лет назад, а в 1946 году. Своего рода отголоском пребывания Закарпатья под омофором Вселенского патриархата является автономная Карпато-русинская православная епархия (American Carpatho-Ruthenian Orthodox Diocese), которая сохранилась в США до наших дней и существует в составе Вселенского патриархата. Ее предстоятелем ныне является епископ Нисский Григорий (Тацис). Кстати, именно Экзарх Вселенского патриарха архиепископ Савватий (Врабец) 19 октября 1940 г. в Холмском Соборе вместе с митрополитом Варшавским Дионисием (Валединским) рукоположили о. Илариона (проф. И. Огиенко) в епископа Холмского и Подляшского, который впоследствии в эмиграции возглавил Украинскую Православную церковь в Канаде, которая сейчас пребывает в составе Вселенского патриархата.

Другим выдающимся украинским церковным деятелем под омофором Вселенского патриархата был митрополит Эвкарпийский Богдан (Шпилька; 1892 - 1965). Богослов по образованию, он в 1920-е гг. занимался преподавательской деятельностью в Закарпатье и был рукоположен здесь в священника Вселенского патриархата архиепископом Пражским Савватием (Врабец). В 1936 г. он был избран епископом Украинской православной церкви в Америке, которая находилась в юрисдикции Вселенского патриархата. Впоследствии стал ее митрополитом, был автором православного катехизиса на украинском и английском языках и полемических брошюр. УПЦ в США, которая сейчас действует в Северной Америке под юрисдикцией Вселенского патриархата, является наследницей как «Администрации Православной церкви на освобожденных украинских землях» митр. Поликарпа (Сикорского), так и УПЦ в Америке митр. Богдана (Шпильки). Другой многочисленной украинской юрисдикцией под омофором Вселенского патриархата является, уже упоминавшаяся, УПЦ в Канаде. Итак, как видим, распространение юрисдикции Вселенского патриархата на украинскую территорию и украинскую диаспору имеет прямую историко-каноническую преемственность. Поэтому все обвинения в адрес Константинополя о «вторжение на чужую каноническую территорию» здесь безосновательны, так как от 860 и 988 гг., так и от 1686 и до 1946 гг. Константинополь всегда распространял на различные территории современной Украины свою канонические юрисдикцию. Поэтому принципиально говорить не только об акте 1686 г., но и о более поздних прецедентах распространения юрисдикции Константинополя на различные территории Украины.

(фото: exarchat.eu)

«Только предоставление Православной церкви в Украине автокефалии может помочь преодолеть проблемы и расколы»

Чем можно объяснить то, что Константинопольский патриархат именно сейчас начал вспоминать о том, что Украина исторически была и является его канонической территорией?

Это не совсем так. Вселенский Константинопольский патриархат об этом подчеркивал неоднократно. Другое дело, что пока Украина не была самостоятельным государством и входила в состав Российской империи или коммунистического СССР, то говорить об этом было бесполезным делом. Другое дело, когда Украина получила государственную независимость... Хотя, уже в самом акте 1686 г. о передаче Киевской кафедры под временную опеку (администрацию) патриархов московских отмечалось, что Киевские митрополиты должны признавать власть Вселенского патриарха, обязательно поминать его имя на всех богослужениях и оставаться Экзархами Вселенского патриархата. И как уже было сказано, Томос Вселенского патриархата от 13 ноября 1924 г. о даровании автокефалии Православной церкви в Польше отменял этот акт 1686 именно потому, что то присоединение противоречило каноническим правилам, и Московский патриархат не выполнил оговоренных в акте 1686 г. требований.

Такая позиция Вселенского патриархата по Украине сохраняется неизменной до сих пор. В письме к патриарху Московскому Алексию II от 10 января 1991 г. вселенский патриарх Димитрий писал: «Вселенская Патриархия признает только одну каноническую Православную Церковь в установленных Патриаршим и Священным Синодом от 1593 г. границах Вашей Святейшей Церкви». Как известно, «в установленных Патриаршим и Священным Синодом от 1593 г. границах» в юрисдикции Московского патриархата признавались только северо-восточные епархии Московского царства (Московии), тогда как епархии Киевской митрополии (Украина, Беларусь, Литва и Польша) «в установленных Патриаршим и Священным синодом от 1593 г. границах входили на правах расширенной автономии в юрисдикцию Вселенского патриархата. То есть, по сути, в письме Вселенского патриарха Димитрия было сказано, что границы 1593 оставляли Киевскую митрополию в канонических пределах Вселенского патриархата.

Эта же позиция была высказана и Вселенским патриархом Варфоломеем на недавнем Синаксисе (Архиерейском Соборе) в Константинополе 1-3 сентября 2018 г. То есть ничего нового здесь не сказано. Вселенский патриархат как стоял принципиально на позиции, что Украина исторически и канонически была и является его канонической территории, так и продолжает последовательно стоять на этом. Поэтому возмущение представителей дочерней Русской Церкви относительно позиции Матери-Церкви, Вселенского патриархата, по этому поводу являются бесполезными. И надеемся, что после более глубокого изучения этого вопроса, такое несправедливое негодование пройдет.

Владыка, с вашей помощью мы осуществили полезный экскурс к забытому нами историческому прошлому. В завершение, как при нынешних обстоятельствах Вселенский патриархат может решить такую ​​сложную и запутанную украинскую церковную проблему?

Только путем молитвы, диалога любви, соблюдение канонов и восстановление исторической справедливости. Необходимо исследовать и переосмыслить прошлое, избавиться от искусственных мифов и искажения истории, исправить ошибки прошлого, нарушение канонов и повернуться лицом к правде. Ибо, как сказано в Священном Писании, только «делом правды будет мир» (Ис. 32: 17).

По моему личному убеждению, при существующей в Украине ситуации только предоставление Православной церкви в Украине канонической автокефалии можно помочь преодолеть существующие в ней проблемы и расколы, примирить, объединить и вывести из того ужасного кризисного состояния, в котором она оказалась за последние 30 лет. И это было бы восстановлением исторической справедливости. Впереди еще немало работы. Мы еще только в начале этого большого исторического процесса, на пути которого еще немало препятствий. Диалог еще только начинается. Здесь спешно ничего не делается. И здесь есть большая ответственность и обязанность со стороны Матери-Церкви, Вселенского Патриархата. Еще раз подчеркну, Вселенский Патриархат обязан принять все возможные от него меры согласно своим каноническим прерогативами, для того, чтобы обеспечить церковное единство и не допустить дальнейшего пребывания миллионов православных украинский вне канонической Церкви. Роль Вселенского патриархата – служить единству всей Православной церкви, а не только какой-то из ее частей. А поскольку Православная церковь в Украине ныне разделена на несколько частей, то обязанность Вселенского патриархата, как Матери-Церкви, путем диалога найти оптимальные средства канонической икономии для восстановления единства.

Именно для этого Священный синод Вселенского патриархата и направил в Украину своих посланцев (экзархов), чтобы они в откровенном диалоге со всеми сторонами конфликта помогли им найти общий язык и прийти к согласию. Ведь нельзя делить Тело Христово. Оно принадлежит Христу, а не Москве, Киеву или еще кому-то. Не может быть Церкви «русского мира» или еще какого. К Вселенской церкви, как к мистическому Телу Христову имеют право принадлежать все, кто искренне стремится быть со Христом, независимо от национальных или политических убеждений и предпочтений. Пора уже прекратить все те имперские политические спекуляции и амбиции. Реальность такова, что в Украине есть миллионы православных верующих, которые уже никогда не пойдут под Москву. Это понятно всем. И не пускать их из-за этого ко Христу, отлучать и лишать их спасения, это не по-христиански, неканонически. Надо искать другие приемлемые пути решения этой проблемы, с применением церковных канонов, икономии и любви.

Очень жаль, что представители УПЦ Московского патриархата пока отказываются от диалога с представителями Вселенского патриархата и других частей Украинских церквей. Заявления об отказе от таких братских встреч и диалога, шантаж евхаристическим единством и запрет сослужить с иерархами Вселенского патриархата только загоняют их в тупик и еще больше ухудшают их каноническое положение. Надеюсь, что это только временно и наши братья из УПЦ Московского патриархата поймут ошибочность такого пути и откроют свои сердца для диалога и братского единения во Христе. Так же и представители других частей Украинских церквей, которые пока по разным причинам не в единстве со Вселенским православием. Ведь единство во Христе должно быть нашей главной целью. Это завещал Сам Христос: «Да будут все едино, как Ты, Отче, во Мне, и Я в Тебе, так и они да будут в Нас едино» (Ин. 17:21). И «спустя узнают все, что вы Мои ученики, если будете иметь любовь между собою» (Ин. 13:35). Как говорил по этому поводу Святейший Вселенский патриарх Варфоломей: «Вселенский патриархат должен напоминать всем о соборности и вселенский характер Церкви, пропагандируя дух примирения, который преодолевает конфликты и служит единству православия». Считаю, что диалог – это единственно верный путь. Ведь, как завещал святой апостол Павел: «Надлежит быть и разномыслиям между вами, чтобы открылись между вами искуснейшие» (1 Кор. 11:19). И как писал блаженный Августин: «В главном – единство, во второстепенном – свобода, во всем – любовь».

Игорь Миревский, для «Главкома»

Источник - "Главком", перевод - Cerkvarium