События после «присоединения» Киевской митрополии – интернет-издательство Церквариум
18
Вс, авг

События после «присоединения» Киевской митрополии

Аналитика

Рейтинг:  3 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 

Раздел 9

В «Комментариях» утверждается, что синодальный режим в Российской Церкви (установленный в начале XVIII века) был одобрен Восточными Патриархами (стр. 20, 23). Но при этом игнорируется тот факт, что в документе, который одобряет данную систему управления, изданном Вселенским Патриархом Иеремией III, Киевская митрополия не упоминается вовсе1. То есть, внутреннее управление последней должно было сохраниться так, как оно описано в актах 1686 г., поскольку в соответствии с ними она оставалась митрополией Вселенского Престола, хотя ее митрополит должен был поставляться Патриархом Московским по разрешению Константинополя. Документ 1723 г. относительно синодального управления в Российской Церкви может быть интерпретирован только в том плане, что разрешение на поставление митрополита Киевского переходит к Синоду, но это не отменяет определений 1686 г. относительно выборов митрополита клиром и мирянами Киевской митрополии.

Обосновывая свои утверждения, авторы «Комментариев» приводят 5(!!!) примеров избраний митрополитов собранием клира и мирян в Киеве (стр. 20-23) с 1686 г. по наши дни из 38 архиереев, носивших титул Киевских. Причем не все из них были митрополитами, ссылаясь при этом на одобрение синодальной системы управления РПЦ со стороны восточных Патриархов. Но, как было сказано выше, это одобрение не имело ни малейшего отношения к Киевской митрополии. То есть, постановление об избрании митрополита Киевского чаще нарушалось, чем соблюдалось.

В свою очередь, М. Желтов приводит еще один довод в поддержку этой же теории: «Замечательным свидетельством безоговорочного принятия случившегося со стороны высших лиц Констан­тинопольского Патриархата является прошение бывшего Константинопольского патриарха Серафима II, который был вынужден покинуть Османскую империю из-за заня­той им антитурецкой позиции во время русско-турецкой войны 1768–1774 гг., о позволении ему совершать бого­служения в храмах Киевской (!) епархии. В июне 1776 г. патриарх направил в Святейший правительствующий Синод следующее прошение » (стр. 74). Он же продолжает: «Как видно из этого прошения, которое было рассмо­трено и удовлетворено Синодом, бывший Константино­польский патриарх испрашивает разрешение служить — причем не где-то, а в собственной епархии Киевского ми­трополита! — у высших церковных властей Русской Церкви, а не в Константинополе, и не знает ни о каких якобы со­храняющихся у Киевских митрополитов обязательствах в отношении константинопольских предстоятелей» (стр. 75).

Однако приведенный автором исторический факт не может служить аргументом в пользу признания полной передачи, потому что:

  1. Патриарх бывший Константинопольский является епископом без кафедры, заштатным и не имеющим никаких прав что-либо признавать;
  2. Как и всем заштатным епископам, для совершения богослужений ему было необходимо разрешение (ἔκδοσις), даже в своей бывшей епархии;
  3. Киевская митрополия находилась на попечении Российской Церкви, в связи с этим вполне нормально просить подобное разрешение у церковных властей, управляющих ею;
  4. Даже действующий Патриарх не имеет права служить в епархии, даже входящей в его Патриархат, без согласия или разрешения местной церковной власти;
  5. Вполне возможно, что Киевский митрополит не позволял ему служить без этого разрешения.

Из всего вышесказанного следует, что доводы Желтова отнюдь не являются аргументами в пользу какого либо признания передачи юрисдикции.

В конце «Комментариев» их авторы задают вопрос, не относящийся к основной теме их работы: «Напоследок нужно сказать и то, что любые рассуждения о документах XVII века и содержащихся в них терминологических нюансах никак не отвечают на совершенно другой вопрос: как Константинопольский Патриархат считает для себя возможным вмешиваться в дела Киевской митрополии при живом Киевском митрополите, который не низложен и признан всей православной полнотой — в том числе, и Константинополем? Если Константинопольский Патриархат уверен в своей правоте, почему не пытается сначала низложить этого митрополита? А если не низлагает, то так ли уж он в ней уверен?» (стр. 24, 25). На этот вопрос ответить очень просто. Вселенский Патриархат даже и не ставил пока себе целью никого низлагать; его целью, которая прослеживается во всех его официальных документах по украинской церковной проблеме, было не карать, а прощать, несмотря на ошибки, не разъединять, а объединять. Все наказания, которые Московский Патриархат использовал против митрополита Киевского, в свое время не только не остановили раскол, но и усилили его. При церковных проблемах высшая церковная власть имеет право вмешиваться во внутренние дела своих епархий для уврачевания проблем, это тысячалетняя практика Церкви. Например во время конфликта с замещением Киевской кафедры возникшего после кончины митрополита Алексия, и в связи с тем что было несколько претендентов на нее, и с реакцией Московского князя, были посланы патриаршие экзархи, которые низложили митрополита Пимена и возвели вместо него Дионисия. Известны и другие случаи разрешения региональных проблем в епархиях Вселенского Престола через посланных экзархов. 

Наконец, в заключении к «Комментариям» следует заявление, так же мало относящееся к рассматриваемому нами вопросу, что «когда в результате революции 1917 года, прихода к власти в России "безбожных большевикови начала самых масштабных в истории преследований православных христиан, Русская Церковь стала гонимой, вот тогда-то обстоятельства времени позволили Константинополю сказать правду и прямо заявить, что Киевская епархия, к которой принадлежала и Польша, никогда не переставала относиться к канонической юрисдикции Константинопольской Церкви, а условия "Акта" 86 г. никогда не соблюдались Московским Патриархатом. Ну что ж, логика действий понятна и не случайна, ведь история о том, как Константинополь пытался вмешиваться в дела Русской Православной Церкви и даже предлагал упразднить Патриаршество на Руси, достаточно хорошо известна. И чем-то очень напоминает сегодняшнюю историю на Украине»  (стр. 25-26).

Очень примечательно, что авторы в данном параграфе умалчивают о состоянии Вселенской Патриархии в ту эпоху: из их заявления можно сделать ложный вывод, что это был золотой период ее истории! Но в это время все греческое население современной Турции находилось под страхом высылки со своей исторической Родины, и иерархия была в том же положении. Подавляющее большинство греков все-таки было выслано. Само существование Патриархии в Константинополе было под вопросом. И, тем не менее, Великая Христова Церковь даже в этих жесточайших условиях продолжала по возможности свою миссию.

По поводу «попытки упразднения» патриаршества в России, авторы совершают жуткую деформацию исторических фактов. Дело в том, что предшествующее этому восстановление патриаршества (в 1917 г.) было совершено малоканоничным образом, в одностороннем порядке, без запроса мнения ни Вселенского Патриархата, ни иных Церквей. И поэтому поставленный перед свершившимся фактом Константинопольский Престол после обсуждения каноничности совершенного, несмотря на  односторонне восстановление патриаршества в России, постановил признать его.

То, что «комментаторы» именуют вмешательством в дела Русской Православной Церкви, произошло после обращений из России, причем, согласно некоторым данным, эти обращения поступили не только от обновленцев, но и Патриарха Тихона2. А то, что они называют предложением «упразднить Патриаршество на Руси», было всего лишь братским советом, адресованным Патриарху Тихону, и то с мотивацией, что это нужно ради церковного мира и упразднения раскола.

Относительно в целом различных публикаций, касающихся «признания обновленцев» Вселенским Патриархатом, их основными источниками являются публикации в советской прессе, ничего общего не имеющие с действительностью. И авторы этих «опусов» не цитируют ни греческие источники, ни литературу. В то же время отношения между Вселенским Престолом и Российской Церковью в этот тяжелейший для обоих период подробно описаны в книге митрополита Мирского Хризостома, с обширным цитированием греческих источников3.

Сноски к разделу 9: 

1Καλλινίκου Δεληκάνη, πίσημα κκλησιαστικά γγραφα το Οκουμενικο Πατριαρχείου, Т. 3, p. 234-235.

2https://cerkvarium.org/ru/dokumenty/tserkovnye/a-kartashev-praktika-apellyatsionnogo-prava-konstantinopolskikh-patriarkhov.html; Maximos Metropolitan of Sardes, The Oecumenical Patriarchate in the Orthodox Church. A study in the history and canons of the Church, Thessaloniki, 1976, p. 312.

3Χρυσόστομος Καλαϊτζής, Τ Μετόχιον το Οκουμενικο Πατριαρχείου ν Μόσχ : γιος Σέργιος κα ο γούμενοι ατο (1881—1936), Γενέβη-Κατερίνη, 1991.

SEO продвижение сайта - LUXEO Работа за границей