«Сильные и независимые»: о чем говорят решения Синода УПЦ (МП)?

«Сильные и независимые»: о чем говорят решения Синода УПЦ (МП)?

Аналитика
Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 

В УПЦ МП решили перебрать на себя функции государственных органов

Дмитрий Горевой

В УПЦ любят все дублировать: будь то решения московского Синода, или функции украинской власти. Но не любят анализировать собственные ошибки, даже когда от этого напрямую зависит ее выживание.

О Константинополе 

Во вторник, 25 сентября 2018 г. в Киеве состоялся Синод Украинской Православной Церкви – той, которая с Московским патриархатом, но боится в этом признаться. Безусловно, главным поводом собрать Синод стали последние события автокефального марафона – назначение Вселенским патриархатом в Украину двух экзархов. На это событие мгновенно ответила РПЦ, осудив такое действие и запретив общение с клириками Константинополя на уровне епископата. Ровно тоже самое, через 11 дней постановил «независимый и самостоятельный» Синод УПЦ. И про «грубое вмешательство», и использование кавычек по отношению к экзархам, и  характеристика их действий как «антиканонических», и прекращение общения на уровне епископата и призыв верующих УПЦ молиться о единстве Мирового Православия. Принятые решения просто под копирку повторяют решения РПЦ. Но в одном киевские синодалы все же пошли дальше – это пункт 4 журнала 17.

«Постановили: «Экзархи» Константинопольского патриархата архиепископ Памфилийский Даниил и епископ Эдмонтский Илларион должны покинуть каноническую территорию Украинской Православной Церкви».

То есть не «рекомендовать», не «просить», не «призывать», а «постановили: должны покинуть». Епископат УПЦ показал, что мыслит известным принципом: «Партия сказала "надо", комсомол ответил "есть"!». И ведь их не смущает, что решение о выезде с территории Украины они принимать не могут, поскольку это функция государственных органов. Но вот ведь какая интересная ситуация получается – УПЦ не хочет, чтобы государство занималось церковными вопросами, но при этом хочет перебирать на себя его функции. Вряд ли это поведение, достойное тех, кто претендует на роль блюстителя морали общества. 

Отдельно стоит отметить посыл про «покинуть каноническую территорию УПЦ». В отличие от российских коллег, киевские синодалы хотя бы уточнили, чью конкретно территорию, по их мнению, Константинополь нарушил. РПЦ все же побоялась уточнять данный вопрос и отделалась вполне туманным «вторжением одной Поместной Церкви на территорию другой». В Москве знают, что Вселенский патриархат признает их каноническую территорию исключительно в границах 1590 г., когда и был образован Московский патриархат. Украина в то время входила в юрисдикцию Константинополя. Украинская Православная Церковь не является субъектом межцерковных отношений, а потому и не имеет своей канонической территории. УПЦ всего лишь собрание епархий РПЦ на территории Украины. 

Вообще очень показательно, как Москва манипулирует статусом УПЦ. Когда митрополия при предыдущем предстоятеле пыталась проводить собственную политику, из Чистого переулка и от его агентов в Украине постоянным рефреном звучали заявления о том, что УПЦ – неотъемлемая часть РПЦ, а ее независимость может состоять лишь в том, что не противоречит правилам РПЦ. Сейчас же, когда УПЦ ругают за пребывание в составе РПЦ, Москва пытается представить митрополию чуть ли не отдельной Поместной Церковью, якобы со всеми атрибутами независимости, правда немного все же зависимой. В этом и состоит лукавство. Как нельзя быть частично беременной, так и нельзя быть частично независимой.

О законопроектах

Следующим пунктом в повестке дня Синода было очередное рассмотрение законодательных инициатив украинских парламентариев. Интересно, что в журнале № 18 подается как фактическая данность, а не как интерпретация или мнение, следующая информация: «на рассмотрении в Верховной Раде Украины находятся антиконституционные законопроекты…». И снова члены Синода, возомнив себя верховными понтификами, принимаются дублировать функции государственной власти. Выносить решение о том, является ли тот или иной законодательный акт или его проект антиконституционным, может только Конституционный Суд, а не УПЦ. В одном пакете решений Синода митрополиты умудрились дважды вмешаться в государственные дела, не имея на то никаких прав. 

Фраза «…целью которых [законопроектов – Д.Г.] является дальнейшее применение против Украинской Православной Церкви» – свидетельствует о том, что авторы данного текста не умеют отличать факта от мнения, или сознательно манипулируют информацией. Нигде в проектах законов не сказано, что они будут применяться исключительно и только лишь по отношению к УПЦ. То, что в следствии их принятия у митрополии возникнут проблемы - это другой разговор. Митрополит-бюро пугает возможность верующих самостоятельно выбирать себе патриархат и необходимость сказать правду о своем религиозном подчинении. Но ведь эти «проблемы» и «применение против УПЦ» – это разные вещи. 

Забавно, что синодалы пытаются показать, как они внимательно следят за действиями Президента, в том числе и за его обращением к Парламенту. Однако, в тоже самое время, пишут о законопроекте № 4511. Еще год назад Порошенко заявил, что не подпишет данный законопроект. Зачем тогда было упоминать документ, у которого нет никаких перспектив быть принятым? 

Дальше – больше… жести. Такие лексические перлы как «постановили считать» я опускаю. Синодалы считают, что данные законопроекты имеют целью юридически ликвидировать УПЦ. Но ведь с юридической точки зрения никакой УПЦ не существует и нет никакого религиозного управления УПЦ. Есть религиозная организация «Киевская митрополия УПЦ», которой руководит некто Березовский Орест Владимирович (светское имя митрополита Онуфрия). Но с юридической точки зрения эта религиозная организация не имеет прав на другие религиозные организации (кроме тех, которые основала), в названии которых фигурирует слово «УПЦ». Это специфика «религиозного» законодательства Украины. Складывается впечатление, что текст решения для УПЦ писали в Москве, равняя его по российским меркам. Ведь как раз таки в России вся церковь имеет статус юридического лица и таким образом может открывать свои филиалы и юридически влиять на действия других подчиненных ей общин. В Украине ситуация кардинально отличается, на чем и прокололись синодалы. 

Очередной перл от УПЦ – «любое давление с целью заставить поменять название будет незаконным». Абзацем выше они говорили, что-то о законопроекте про изменение названия. Так вот эта фраза говорит о том, что даже принятие легитимным органом власти закона они будут считать незаконным. Тут кроме публичного непризнания законов Украины еще и налицо очередное дублирование функций власти – определение (не-)/законности принятых актов. И это снова полномочия Конституционного Суда. 

И в последнем пункте данного журнала Синод УПЦ призывает всех разработчиков данных законопроектов отказаться  от участия в их обсуждении, а также, снова перебирая на себя функции Конституционного Суда, заявляет об антиконституционном характере законопроектов, попутно клеймя их «антицерковными». Тут хотелось бы напомнить преосвященным владыкам, что все же, согласно православного вероучения «Церковь – это Тело Христово», и поскольку в законопроектах о «Теле Христовом» не упоминается, то и считать документы антицерковными нет оснований. 

О «перебежчиках» 

Показательным также является журнал № 31. В нем речь идет об архимандрите Гаврииле (Кризине), который недавно перешел в УАПЦ. Надо заметить, что так удачно, что буквально в тот же день он апгрейдился до уровня епископа. Этот монах хотел перейти на новый уровень и в рамках УПЦ, но то ли не хватило момента для перехода, то ли «она не резиновая». В общем, пришлось архим. Гавриилу искать счастья в новой юрисдикции. На Синоде заслушали, как начальник Кризины епархиальный архиерей Могилев-Подольской епархии запретил ему священнодействовать. Синодалы решили не усугублять и приняли к сведению. Возможно в надежде на то, что апгрейдженный архимандрит одумается и вернется в старую локацию.   

Ах да, на следующий синод пригласили двух лояльных Онуфрию епископов – бывшего зама Мелетия, который теперь руководит Черновицкой епархией, и Волынского Нафанаила, экс-ректора Почаевской семинарии. Не то чтобы в Синоде у Онуфрия нет поддержки – есть, да и все равно все Москва решает. Просто митрополит Онуфрий везде пытается продвинуть своих людей. Это к образу аскета и молитвенника, если что. 

Вместо послесловия… 

Кто бы что ни говорил, а УПЦ под руководством митрополита Онуфрия заметно деградировала. Это прямой результат постановления на посты кандидатов не по способностям, а по «духовности». Фундаменталистски настроенные кадры не способны наладить коммуникацию, богословски безграмотные не смогут вести диалог, а закомплексованные не признают ошибок. Неизвестно, это «талант» исключительно митрополита Онуфрия, или все же ему помогли из-за рубежа. Просто уж очень это похоже на тактику российского олигархата – выкупать промышленность в чужой стране, доводить ее до банкротства, а потом предлагать собственный товар. Если мы услышим посыл – мол, вы со своей широкой автономией не смогли справиться, посмотрите, что натворили – теперь мы тут будем все исправлять – значит это была продуманная игра, и митрополит Онуфрий в ней был всего лишь послушным исполнителем.

SEO продвижение сайта - LUXEO Работа за границей