РПЦ и Разрыв с Константинополем: Судьба мирян, клириков, отпускных грамот и прещений. Ч. 1. – интернет-издательство Церквариум
21
Сб, сен

РПЦ и Разрыв с Константинополем: Судьба мирян, клириков, отпускных грамот и прещений. Ч. 1.

Аналитика

Рейтинг:  4 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда не активна
 

Материал Владимира Мельника о нюансах перехода из Московской Патриархии под юрисдикцию других Поместных Церквей, отпускных грамотах и двойных стандартах Русской Православной Церкви.

Ибо каким судом судите, таким будете судимы;
и какою мерою мерите, такою и вам будут мерить

(Мф. 7:2)

Владимир Мельник

На последнем заседании Священного Синода РПЦ, 15 октября 2018 года, было принято решение о разрыве общения с Константинопольской Церковью, являющейся не только Матерью-Церковью для РПЦ, но и первой по чести Церковью Вселенского Православия, которую в греческом мире и вовсе называют Великой церковью Христовой: «признать невозможным дальнейшее пребывание в евхаристическом общении».

Что касается мирян, то решение РПЦ подтолкнуло их к самоидентификации и выходу из РПЦ. Дело в том, что многие православные россияне и выходцы из постсоветских стран, проживающие заграницей, посещают общины Константинопольской Православной Церкви, которой принадлежит большинство православных храмов в странах Европы, Северной и Южной Америки, Азии и Океании, под омофором которой пребывают монастыри Афона, Финляндская, Эстонская и другие автономные и полуавтономные Православные Церкви. Так было раньше, но сейчас РПЦ запрещает своим верующим участие в таинствах, совершаемых в этих храмах:

«Отныне […] для всех священнослужителей Русской Православной Церкви невозможно сослужение с клириками Константинопольской Церкви, а для мирян — участие в таинствах, совершаемых в её храмах». Перед верующими стоит вопрос: хотят ли они сохранить единство с Константинопольской Церковью и полноту общения с Вселенским Православием или же желают самоизоляции, оставаясь в РПЦ и довольствуясь своего рода церковным «импортозамещением», с оскудевающими дарами Святого Духа, согласно взгляду самой РПЦ: «В Поместной Церкви, разрывающей общение с другими Церквами, выпадающей из вселенского церковного Тела, повреждается её богосозданный строй, и она в конце концов лишается благодатных даров Святого Духа, ибо дары эти ниспосланы апостольскому сонму, соединённому любовью». Таким образом, решение РПЦ о расколе подтолкнуло многих к уходу из РПЦ. И не только в дальних «заморских краях», но и в Украине.

 1. Переход клириков в другую юрисдикцию

Если с переходом мирян всё достаточно просто, то с переходом клириков возникает множество вопросов. Неминуемо поднимается два из них. Во-первых, о процедуре перехода клириков и отпускных грамотах. Во-вторых, о возможных «прещениях вдогонку» со стороны архиереев в «лучших» традициях церковного мира.

Прежде всего, оговорим, что переход из одной православной юрисдикции в другую не является ни преступлением, ни предательством, ни чем-то негативным в принципе. Более того, утверждение обратного является опасной экклесиологической ересью. Утверждающий подобное клирик или епископ является еретиком, отпавшим от Православной Церкви, признающим, что Православная Церковь давно уже не «единая, святая, соборная и апостольская». Напомню, что согласно православной экклесиологии «все автокефальные Церкви, являясь частями Церкви Вселенской, взаимозависимы» (Православная Энциклопедия, Т. 1, С. 199-202). Кроме того, переход из одной юрисдикции в другую является нормальной практикой в жизни любой Православной Церкви.

В нормальных условиях для перехода клириков из епархии в епархию им необходимо получить отпускную грамоту у своего правящего архиерея. Подобно тому, как крепостным для перехода из имения в имения была необходима грамота от своего барина. В современной практике архиерей пересылает отпускную грамоту нового церковному начальству перешедшего клирика. В 2006 году в РПЦ условия перехода несколько ужесточились. В соответствии с синодальными определениями РПЦ (журнал № 53 от 19 июля 2006 г.) переход любого ее клирика в юрисдикцию другой Поместной Православной Церкви возможен лишь с согласия Священного Синода РПЦ.

Что касается всевозможных «прещений вдогонку», то как ни печально, но многие архиереи действительно предпочтут расстаться не по-христиански, с миром, развязывая узы ярма, угнетенных отпуская на свободу, и расторгая всякое ярмо (Ис. 58:5; Лк. 4:18), но скорее уподобятся Юлию Капитоновичу Карандышеву из «Бесприданницы» А. Н. Островского, с криком «Так не доставайся же ты никому!», «выстреливая» всевозможными угрозами и прещениями в спину клирику, пожелавшего уйти с миром.

Что ж, говоря коротко, своим нынешним решением РПЦ предоставило полную свободу всем своим клирикам, и не только в Украине. Освободило их всех от любых прещений из-за желания сменить юрисдикцию. И на это есть несколько причин.

2.Отсутствие полноты общения с Вселенской Церковью

Существуют условия, при которых отпускная грамота не нужна в принципе. Так, нет необходимости просить её, например, у архиереев отступников. В этом случае клирики считаются отложившимися не от Церкви, а от архиереев, оставаясь при этом во Вселенской Церкви, согласно 15-му правилу Константинопольского Двукратного Собора: «Ибо отделяющиеся от общения с предстоятелем ради некой ереси, таковые, если и оградят себя от общения с глаголемым епископом прежде Соборного рассмотрения, не только не подлежат положенной правилами епитимий, но и достойны чести, подобающей православным. Ибо они осудили не епископов, а лжеепископов и лжеучителей, и не расколом пресекли единство Церкви, но постарались сохранить Церковь от расколов и разделений».

Именно таким путём 5 сентября 1927 года 18 архиереев РПЦ, собравшиеся в Европе во главе с одним из кандидатов на Московский Патриарший Престол, бывшим митрополитом Киевским и Галицким Антонием (Храповицким), не испрашивая никаких отпускных грамот из Москвы, вышли из подчинения РПЦ «Заграничная часть Всероссийской Церкви должна прекратить сношения с Московской церковной властью ввиду невозможности нормальных сношений с нею и ввиду порабощения её безбожной советской властью, лишающей её свободы в своих волеизъявлениях и каноническом управлении Церковью». С тех пор никакие прещения, наложенные Москвой, уже не имели для тех архиереев никакой канонической силы. Недавнее вмешательство светской власти РФ в церковные дела и принятие решения «о защите Русской Православной Церкви в Украине», указывая на схожесть приведённой формулировки, даёт дополнительный козырь клирикам Московского Патриархата в решении выхода из РПЦ.

Подобным же образом митр. Евлогий (Георгиевский) покинул Московский Патриархат, и был принят в Константинопольскую Церковь 17 февраля 1931 года. Вот как он описывал этот шаг: «Так благополучно разрешился сложный вопрос о каноническом неопределённом моём положении, создавшемся после разрыва с Москвой: вместо зыбкости канонического положения — каноническая устойчивость; вместо увольнения — я назначен Экзархом Вселенского Патриарха; я и моя паства не оторвались от Вселенской Церкви, сохранили с ней каноническую связь».

Напомню, что и история, и сама РПЦ устами своего священноначалия полностью оправдала поступки этих иерархов: некогда клеймимые как «отступники» и «предатели» оказались «подвижниками, в непростых условиях сумевшими сохранить чистоту Православия и самой веры».

 3. Попрание соборности священноначалием РПЦ

Именно попранием принципа соборности в РПЦ объясняют свой разрыв с Константинопольской Церковью. И это ещё одна причина, которую РПЦ предоставила своим клирикам для отложения от собственного священноначалия.

Следует вспомнить, что по Уставу РПЦ «Патриарх Московский и всея Руси имеет первенство чести среди епископата Русской Православной Церкви» (п. IV.2). То есть, Патриарх Кирилл – первый среди равных епископов РПЦ – имеет такое же первенство среди епископов РПЦ, как и Патриарх Варфоломей имеет среди других предстоятелей Поместных Церквей. И вот, 12 февраля 2016 года, безо всякого обсуждения со своими собратьями-епископами, и даже без решения Священного Синода РПЦ, «первый по чести» епископ РПЦ, Патриарх Кирилл, встречается с Папой Римским Франциском в Гаване. Среди вопросов, обсуждаемых с главой инославной Церкви («еретиком», о чём любят напоминать в самой РПЦ), был и вопрос сугубо внутренний, православный – «раскол среди православных верующих Украины». Во время этой встречи – опять-таки, безо всякого обсуждения со своими собратьями-архиереями – патриарх Кирилл, исполненный «благодарности за дар взаимопонимания, явленный на нашей встрече», подписывает совместное заявление, состоящее из 30 пунктов. Среди прочего там содержится и декларация об отношениях между католиками и православными: «Православные и католики объединены не только общим Преданием Церкви первого тысячелетия, но и миссией проповеди Евангелия Христова в современном мире. Мы не соперники, а братья: из этого понимания мы должны исходить во всех наших действиях по отношению друг к другу и к внешнему миру». И сама поездка, и подписание совместной декларации «первым по чести» епископом РПЦ удивила и шокировала многих собратьев-архиереев Патриарха. Вот такое «первенство чести» в версии Патриарха Кирилла – «первый без равных».

 

Такое попрание принципа соборности «первым среди равных» епископа РПЦ позволяет клирикам РПЦ ответить своему священноначалию его же словами, используя недавнее заявление Священного Синода РПЦ о разрыве общения с Константинополем: «Присвоение себе подобных полномочий – лишь одно из проявлений нового ложного учения, провозглашаемого ныне священноначалием и приписывающего Патриарху права «первого без равных» (primus sine paribus). Такое видение руководством Церкви собственных прав и полномочий вступает в непреодолимое противоречие с многовековой канонической традицией, на которой зиждется бытие Русской Православной Церкви и других Поместных Церквей. В условиях столь глубокого подрыва и полного пренебрежения тысячелетними нормами церковно-канонического права считаю своим долгом выступить на защиту фундаментальных устоев Православия, на защиту Священного Предания Церкви, подменяемого новыми и чуждыми учениями о власти Предстоятеля. Все это выводит Патриарха за пределы канонического поля и, к великой нашей скорби, делает невозможным для нас продолжение евхаристического общения с ним».

 4. Демонстрация ненужности отпускных грамот в самой РПЦ

РПЦ многократно демонстрировала, что «отпускная грамота» – это условность, которой всегда можно пренебречь. Как отмечает о. Андрей Кураев, исторически «Москва никогда не связывала себя такими условностями, как получение "отпускных грамот" для завоеванных ею земель». Так, в 1654 году Москва захватывает у Константинополя Смоленскую епархию, а столетием позже у него же – Керченскую епархию. В 1811 г. РПЦ поглощает всю Грузинскую Церковь целиком, при этом упраздняет её автокефалию императорским указом. В 1940 г. РПЦ отбирает Бессарабскую митрополию у Румынской Церкви. Насколько мне известно, архиереи РПЦ не осуждают эту практику своей Церкви как нечто порочное или предосудительно, таким образом, оправдывая этот принцип.

5. РПЦ как незаконный «владелец» Киевской митрополии

Можно вспомнить и о том, что и Киевскую митрополию Москва фактически присвоила себе. А раз так, то в данной ситуации испрашивать отпускную грамоту у РПЦ было бы примерно тем же самым, что просить у вора отдать украденное, чтобы он подписал грамоту владельцу украденного. Само обращение к РПЦ за отпускной грамотой в таком контексте означало бы признание за последней законных прав на Киевскую митрополию.

 Продолжение тут

SEO продвижение сайта - LUXEO Работа за границей