Вскоре возник новый конфликт вокруг квартиры его святейшества. Ее якобы загрязнили нано-пылью и ущерб оценивается в 20 млн рублей, по тогдашнему курсу это около 700 тыс. долларов. Пикатности придает тот факт, что Кирилл (Гундяев) – монах и давал клятву не иметь никакой собственности.

После этих медиаскандалов Кирилл перешел на сторону консерваторов и уже не был так близок к либералам. Это почувствовали различные православные деятели, они стали устраивать разного рода акции, которые заканчивались мелким хулиганством. То сорвут празднование юбилея радиостанции «Серебряный Дождь», то выставку разгромят либо прервут спектакль. Идеология этих людей состоит в тотальном утверджении религии в современном обществе. Причем не какой-либо, а только одной, истинной и правильной, которой они считают Православие. Причем православие сугубо русское.

Вот, например, одна из представительниц данного движения – Людмила Есипенко – с плакатом у посольства Франции после теракта в Шарли-Эбдо.

Церковные и светские власти использовали подобных активистов для достижения своих тактических целей. Более того, в публичной сфере, на уровне риторики они их науськивали и поддерживали. Осознавая это, фундаменталисты почувствовали вседозволенность и решились на более серьезные действия. Как в случае с поджогами. И тут власть испугалась. Ведь когда государство теряет монополию на применение силы, на его территории появляются всякого рода игилы. Именно с этим и связана осторожная реакция российских властей на фильм «Матильда».

Религиозным фундаментализмом и экстремизмом Россия раньше пыталась заразить и нас. Однако, по иронии судьбы, больной организм стал вредить как раз таки источнику вируса, а не выбранной жертве. Нынешняя Украина образца осени 2017 года в целом избавилась от этих раковых опухолей на своем теле (хотя отдельные граждане все еще поражены этим пропагандистским вирусом), однако Россия продолжает паразитировать в этом направлении в аннексированном Крыму. И это будет большой проблемой при будущей реинтеграции Крыма в культурное поле Украины. Если Москва будет действовать мягко и плавно, тогда крымчане воспримут это процесс легче и естественнее, и «открыть им глаза» будет тяжелее. Если же Кремль будет действовать жесткими мерами, то, вполне вероятно, натолкнется на сопротивление и неприятие этих идей. Будем держать кулаки, чтобы северный сосед не сплоховал.

Специально для qha.com.ua