Московский патриархат и «захожане»: двойные стандарты на службе церкви – интернет-издательство Церквариум
26
Ср, июнь

Московский патриархат и «захожане»: двойные стандарты на службе церкви

Аналитика

Рейтинг:  3 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 

Захожане нужны УПЦ (МП) для пышной статистики, но когда они влияют на судьбу прихода, их объявляют рейдерами, чуждыми церкви.

Александр Евсютин

Открытая модель приходского устройства

В УПЦ (МП) огромное количество храмов. Однако большая часть из них находится в сельской местности. Очень часто один священник является настоятелем в нескольких храмах, так как содержать служителя культа довольно дорого для общины, состоящей из «трех старушек и одного дедушки». Поэтому, когда иерархи церкви бросаются большими цифрами статистических данных о количестве приходов, то нужно понимать, какие на самом деле за этим стоят общины (справедливости ради отметим, что это касается и других конфессий Украины – прим. ред.). Можно сказать, что как таковых местных религиозных общин, как сообщества единоверцев, ведущих реальную общинную жизнь, вообще практически нет. Ведь, никакого фиксированного членства или реестра, в котором отмечается, что вот такие-то конкретные личности составляют местный приход, – нет.

Определенная статистика прихожан ведется настоятелями храмов, но она предназначена для того, чтобы писать отчеты в епархию о количестве совершенных треб. Чем больше священник обслужил людей, тем больший доход он имеет. Соответственно его прибыли, формируется объем епархиального налога. Церковное начальство оценивает успехи «пастырской деятельности» местного священника по бумажным отчетам. Сейчас стали также популярными фото отчеты, публикующиеся на приходских сайтах с целью демонстрирования активной деятельности перед церковным начальством и спонсорами.

Итак, попав с улицы в храм, человек сталкивается с непривычным для него миром. Большая часть захожан, то есть тех, кто не ходит в церковь регулярно каждое воскресенье, приходит просто «поставить свечку». Только меньшинство способно хоть как-то за что-то зацепиться в инородной среде московского ядреного Православия. Приходить на службы лишь только для того, чтобы отстоять литургию, довольно быстро надоедает. А потому священники пытаются как-то приспособить постоянных прихожан к какому-то послушанию: уборка, ремонт, пономарство, клирос и т.п. Захожан же не интересуют продолжительные коммуникативные связи с окружающими их в храме людьми. Поэтому священники к ним не предъявляют особо строгих требований и довольствуются тем, что они вообще изредка приходят.

Люди тянутся к религии, когда им что-то нужно от Бога

Захожане приходят в православные храмы по делу: крестить, отпеть, повенчаться. Некоторые желают решить какие-то сложные жизненные вопросы, для чего готовы даже поговеть и причаститься. Иные любопытствующие заглянут в церковь на большие праздники, типа Рождества или Пасхи. Кто-то придет на Богоявление освятить воду, кто-то в Вербное воскресенье за освященной вербой. В общем, религия у обычного православного гражданина Украины находится вне орбиты его повседневного быта и сознания. И это вполне устраивает священников из УПЦ (МП) потому, что они готовы преподавать (вернее продавать) требы всем желающим. Некоторые из них, надо отдать им должное, все же проводят минимальные пояснительные беседы, но таких не так уж много.

Как правило, договориться о проведении частного обряда можно, минуя настоятеля, в свечной лавке. Там обычно находится прайс, где содержатся рекомендуемые расценки на все духовные услуги. И если захожанин заранее внес оплату в полном объеме, то к нему не возникнет никаких претензий со стороны проводящего требу священника. Иногда, конечно, случаются различные эксцессы, когда люди совсем не знают как себя вести при религиозных ритуалах, тогда на них могут прикрикнуть или еще как-то мягко или жестко поправить. В конечном итоге, захожанин все равно получит то, что хотел, пусть это будет возможно и в несколько хамовитой форме.

Двойственная мораль духовенства МП

В сегодняшних реалиях, когда Украина получила Томос об автокефалии, духовенство Московского патриархата пытается уберечь свои десятилетиями насиженные места от того, что они называют «рейдерскими захватами». Т.е. если те же православные граждане, но не особо часто ходящие в храм, своим большинством на общем сходе решают перейти в Православную Церковь Украины вопреки желанию местного настоятеля, то их тут же начинают клеймить, как «Иуд» и «отступников». Такие ресурсы, как СПЖ и паблики УПЦ (МП) в социальных сетях снабжают репортажи о таких сборах своеобразными фотографиями. На них сторонники ПЦУ изображены с перекошенными лицами, а «верные» Московского патриархата с эдаким высокомерным достоинством и важностью.

Тем самым, СМИ ассоциированные с УПЦ (МП), пытаются донести массам месседж, что симпатики украинской автокефалии являются недалекими и даже умственно отсталыми людьми. Все это контрастирует с тем, как раньше иерархи Московского патриархата воспринимали население Украины. Они говорили, о том, что большинство населения Украины является православным. Кстати, многие российские масс-медиа, до сих пор цитируют эти слова заштатного епископа: «По информации УПЦ, ее прихожанами являются 35 млн верующих (более 80% населения)». «Запоребриковые» СМИ пытаются убедить потребителей новостей в том, что их взятая с потолка статистика отражает реальную ситуацию в украинском религиозном обществе. Однако как можно доверять непроверенным устаревшим данным, особенно, если они слетели с уст одиозного архиерея, сподвижника Диомида Чукотского? Поэтому, в многочисленных пропагандистских материалах, можно увидеть только фразу в виде «со слов одного из епископов УПЦ». Найти, кто это поведал миру сходу нельзя, но при должном старании и умении, можно быстро разыскать источник.

Из всего этого видно, что верхушка МП считает нормальным манипулировать общественным сознанием. С одной стороны она создает видимость «стояния в истине», с другой не прочь поживиться за счет продажи тех же треб людям, которые завтра придут голосовать о переходе под юрисдикцию ПЦУ. Относятся ли они, тем самым к своим прихожанам и захожанам хоть с толикой пастырской заботы? Что больше всего интересует духовенство: материальная обеспеченность или реальные нужды пасомых?

Украина как «православная страна»

Попытки навязать мнение украинскому социуму, что Украина – православная страна, ярче всего начали проявляться еще в далеком 2001 году, когда состоялся апостольский визит папы Иоанна Павла II. Тогда развернулась массовая агитация о том, что нужно «держаться веры отцов» и не давать спуску иноверию. Этот общественный конфликт продолжился в период Оранжевой революции, когда Янукович воспринимался не просто, как политическая фигура, но как защитник Православия московского извода.

Автору статьи собственноручно пришлось убедиться в том, на что готовы пойти адепты УПЦ (МП) ради победы Виктора Федоровича на выборах. Духовенство, если не курировало, то по крайне мере не осуждало, т.н. «карусели», когда ревностные прихожане по нескольку раз на разных избирательных участках отдавали свой голос за Януковича. Благо, что «первое пришествие» шапкосшибателя из Енакиево в ту пору не состоялось. Что несколько оттянуло срок наступления острых социальных и военных конфликтов в Украине.

Московский патриархат никогда не мог допустить даже мысли, что на его «канонической территории» возможно конфессиональное разнообразие. Эта юрисдикция до Евромайдана имела уверенные позиции в обществе, в большинстве регионов страны беспрепятственный допуск в школы, воинские части, тюрьмы и другие социально значимые учреждения. Свое первостепенное право на пастырскую заботу о людях МП подкрепляло утверждением о том, что является доминирующей конфессией и что нужно уважать религиозные потребности каждого крещенного в их церкви православного, независимо от того, насколько часто тот или иной индивидуум посещает богослужения. Для таких редких гостей в храмах, священники УПЦ охотно регулярно совершали торжественные молебны и освящения. Никто из них не высказывал публично опасения, что такие религиозные акции закрепят ложную уверенность в захожанах, что они имеют какие-то права и обязанности в своих приходских храмах. Для каждого человека всегда были открыты двери, прийти на службу, пожертвовать деньги, принять участие в таинствах или оказать посильную помощь какой-либо поместной общине.

Средневековые представления и страхи обычных адептов УПЦ МП

Иногда кажется, что церковь Московского патриархата в Украине это какой-то сюрреализм. Черное для нее белое, а белое – это черное. Конечно, было бы ошибочным всех адептов УПЦ МП стричь под одну гребенку, но большая часть из них точно одурманена каким-то страхом перед вопросами получения автокефалии, который подкрепляется проповедями «канонических» священников.

Чего боится приверженец московской версии Православия? По сути, адепты МП переживают за собственную шкуру – то бишь за счастливую загробную участь. Им мало интересен реально существующий мир. Верующий в сферическую каноничность в вакууме думает не о благе общества и государства (если он не сторонник монархических идей и «русского мира», которых довольно много в УПЦ (МП)), а о собственном потустороннем благополучии – в какой юрисдикции его после смерти отпевать будут, потому что от этого зависит: попадет он в рай или ад.

Наверное, в связи с отпеванием можно вспомнить яркий пример с Лукой Запорожским, отказавшим родителям младенца, крещенного тогда еще в Киевском патриархате. Многие восприняли эту дичь адекватным образом, но для сторонников МП это была своеобразная манифестация. Митрополит Лука продемонстрировал свою «принципиальность» и тем самым поддержал чувство страха в обычных прихожанах своей церкви. Он как бы сказал: смотрите, вам даже церковного отпевания не положено, и ваша душа погибнет на веки без этого ритуала.

Теперь, страх перед гневливым боженькой Луки, которому не по нутру младенцы крещенные в неправильном патриархате, руководит обычными верующими, когда они заявляют, что «стоят в вере отцов», препятствуя переходам храмов в ПЦУ. Развеять их иллюзию очень сложно. Ведь, они все вокруг себя считают враждебной средой, которая зарится на их святую и непорочную веру в каноничность сталинского детища – РПЦ.

Политическая плоскость автокефального вопроса

Любой шаг ПЦУ и властей воспринимается МП в штыки. И этот фанатизм только будет расти укрепляться, пока иерархи чувствуют, что положение новорожденной 15-ой автокефальной структуры еще не воспринято должным образом общественным сознанием. До тех пор, пока ПЦУ еще ассоциируется у обывателя с усилиями нынешнего президента и парламента, у верхушки УПЦ (МП) есть надуманный повод вести свою пророссийскую агитацию. Играть на антипатиях и рейтинге Петра Порошенко им будет выгодно еще ближайшие несколько месяцев до выборов. После того, как будет выбрано новое руководство страны – а я думаю, что расклад политических сил вряд ли поменяется кардинальным образом, – крена в сторону пророссийской политики «папередников» точно не будет, так как они себя полностью дискредитировали в глазах большинства избирателей. Это означает, что МП не получит какой-либо весомой поддержки от политиков и олигархов. Промосковская структура начнет интенсивнее терять своих сторонников, пока в ней не останется наиболее фанатичное ядро и великое множество опустелых храмов – теперешние церковные бабушки ведь не вечны, а число сельских жителей стремительно уменьшается.