Как в УПЦ (МП) хотели дискредитировать Cerkvarium, но сели в лужу-2 – интернет-издательство Церквариум
17
Вс, нояб

Как в УПЦ (МП) хотели дискредитировать Cerkvarium, но сели в лужу-2

Аналитика
Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 

Окончание нашего ответа о. Николаю Данилевичу

Дмитрий Горевой, Татьяна Деркач

Первую часть наших возражений на аргументы о.Николая Данилевича по вопросу хиротоний в УАПЦ см. тут

Еще одно предположение о. Николая о причине невозможности участия Варлаама (Ильющенко) в хиротонии Василия (Боднарчука):

«В марте 1990 г., когда Чекалин и Иоанн Боднарчук «рукополагали» во Львове Василия Боднарчука, архиепископ Варлаам находился в своей епархии на юго-востоке Украины, был уже тяжело болен и по состоянию здоровья никак не мог приехать во Львов»

Однако биография владыки опровергает это утверждение. За месяц до этого, в феврале 1990 г.,  Варлаама назначают в Крым, дав в нагрузку временное управление Днепропетровской епархией. Тяжело больного архиерея не будут гнать с Волыни в Крым, повесив на него еще и Днепропетровскую епархию. В начале июля 1990 он подписывает обращение архиереев УПЦ к Синоду РПЦ за расширение автономных прав украинского экзархата, о чем сказано и в Определении Архиерейского Собора Русской православной церкви 25 - 27 октября 1990 года об Украинской православной церкви: «Священный Синод Русской Православной Церкви в своем заседании 20 июля 1990 года /журнал №112/ ознакомился с постановлением Синода Украинской Православной Церкви от 10 июля 1990 года о мерах, направленных на расширение ее самостоятельности, принятых в духе Определений Поместного Собора Русской Православной Церкви 7-8 июня 1990 года, и имел соответствующее суждение». Это, кстати, еще один аргумент против предположения о. Николая Данилевича, что Ильющенко – как «русский человек» – якобы не мог сочувствовать автокефалии украинской церкви.

Наконец, согласно официальной информации на сайте Днепропетровской епархии УПЦ, (МП), Варлаам скончался после непродолжительной болезни в Киеве 17 сентября 1990 года.

Так что логические предположения о. Николая о физической неспособности Ильющенко передвигаться по Украине не имеют под собой исторических оснований и являются весьма сомнительным.

И вот, используя все вышеупомянутые «факты», о. Николай резюмирует:

«Вывод второй: архиепископ Варлаам (Ильющенко) не мог принимать участия в хиротонии Василия Бондарчука, а его подпись скорее всего поддельная»

В свете всего вышеизложенного это «пшик», а не вывод. А верифицировать подпись могут только специалисты-графологи, но никак не спикеры УПЦ (МП).

Наконец, переходим к любимому о. Николаем приему: дискредитации свидетельств об участии Ильющенко в хиротонии Боднарчука.

«Также в «подтверждение» участия архиепископа Варлаама (Ильющенко) в «хиротонии» Иоанна Боднарчука опубликовано свидетельство за подписями некоего Игоря Сас-Жураковского и двух участников хиротонии – Иоанна и Василия Боднарчуков. Согласно основным принципам канонического права, свидетельство в свою пользу не имеет силы; показания одного свидетеля – также недостаточны. В свидетельстве упомянута видеозапись, будто бы сделанная сопровождавшим архиепископа Варлаама лицом, но эта видеозапись, разумеется, отсутствует»

К сожалению, о. Николай не указал, о каком каноническом правиле речь, чтоб мы могли удостовериться, насколько корректно он его здесь применяет. «Свидетельство в свою пользу» – это свидетельство самого Василия (Боднарчука). Свидетельства Иоанна (Боднарчука) та Игоря Сас-Жураковского – это именно свидетельства очевидцев, чего вполне достаточно. Что касается видеозаписи, то Гагарин в космос летал – и тоже Бога не видел. Авторы Cerkvarium’a эту видеозапись сами не видели, но ради научного интереса постараются приложить все усилия, чтоб ее найти. О том, что она есть, существуют свидетельства вполне уважаемых людей, которые, однако, замечают, что видео очень плохого качества.  

«Свидетель даже перепутал титул архиепископа Варлаама, назвав его «Волынским и Ровенским» (в 1990 г. архиепископ Варлаам имел титул Симферопольского и Крымского). Очевидно, что подобное свидетельство не имеет доказательной ценности»

Симферопольским и Крымским владыка Варлаам был назначен только 19 февраля 1990 г. Хорошо известный прием: находить мелкие неточности свидетеля и на этом основании опровергать все свидетельство. Не хотелось, но придется отмерить о. Николаю тою же мерою (Мф.7:2):

  1. Викентия Чекалина Синод РПЦ лишил диаконского сана в 1988 г., а не в 1983 г.
  2. Осудили Чекалина по 120 ст. УК РСФСР, а не УК РФ, и не на 3,5 года, а на 3.
  3. У Варлаама было академическое образование, а не только семинарское.
  4. Варлаам был этническим украинцем, а не русским.

Можно было бы продолжать и дальше, но смысл уже понятен. Если соглашаться с тем  аргументом о. Николая, что мелкие неточности дискредитируют весь документ, то следует признать, что вся его статья «не имеет доказательной ценности».

Еще одна логическая ошибка о. Николая:

«Между прочим, из опубликованной "грамоты" видно, что Викентий Чекалин возглавил хиротонию, и его подпись стоит на первом месте. Это противоречит словам Макария Малетича в его недавнем интервью (републикованном на том же сайте "Фос Фанариу"), что якобы Викентий "никогда не был главным духовным лидером УАПЦ" и участвовал в "хиротонии" в качестве "третьего епископа". Судя по всему, не имевший вовсе епископского сана Викентий Чекалин именно возглавил "хиротонии" УАПЦ в марте и мае 1990 года и подписался первым, а Боднарчук был "вторым епископом"»

Расположение подписей на грамоте не является чем-то принципиальным, и вообще ни о чем не говорит. Чекалин не мог возглавлять хиротонию, поскольку он тогда был епископом, Иоанн (Боднарчук) ‒ митрополитом, а Варлаам (Ильющенко) ‒ архиепископом. Согласно иерархическим должностям в Православной Церкви, епископ является нижестоящим по отношению к архиепископу и митрополиту. В случае одинакового сана, расположение на литургии выстраивается по дате архиерейской хиротонии. Иоанн (Боднарчук) был рукоположен в епископы в 1977 г., Варлаам (Ильющенко) ‒ в 1972 г., а Чекалин – не ранее 1986 года. Таким образом, Чекалин никак не мог возглавлять хиротонию, поскольку по обоим критериям (сан и дата хиротонии) он ниже, нежели Иоанн (Боднарчук) и Варлаам (Ильющенко). Иоанн Боднарчук возглавил процесс возрождения УАПЦ, а потому именно он возглавлял эту конкретную хиротонию. Боднарчук нашел Чекалина для участия в упомянутой хиротонии, а не наоборот, следовательно, именно он и был инициатором, а потому не мог быть только «подмастерьем» у Чекалина.

Так что слова митрополита Макария (Малетича), ранее сказанные в его интервью, о том, что Викентий был именно третьим епископом, опровергнуть отцу Николаю так и не удалось.

На основании своих предположений («скорее всего», «судя по всему» и т.д.) о. Николай делает свой третий «вывод»:

«Создание иерархии УАПЦ Викентием Чекалиным является фактом»

Создание иерархии УАПЦ Викентием Чекалиным не является фактом, а лишь попыткой о. Николая Данилевича через неоднозначность личности Чекалина дискредитировать всю иерархию УАПЦ. И, как видим, попытка эта трещит по швам. Этот полемический прием называется ad hominem, и в данном случае он применен неудачно.

«Архиерейская хиротония не может мыслиться и не может быть действительной вне контекста Церкви и не может рассматриваться лишь как формальный акт предоставления власти. Архиерейская хиротония совершается по решению Церкви, в Церкви и для Церкви»

Все это верно, только если ограничивать Церковь рамками Московской патриархии. Но Церковь Христова ‒ это не только Московский патриархат. По этому пункту можно развернуть широкую экклезиологическую дискуссию, но это существенно усложнит обсуждение нашего конкретного вопроса (просто сошлемся на статью протопресвитера Виталия Борового «О спасении вне Церкви»). Относительно того, как в РПЦ воспринимают рамки Церкви, напомним только один курьезный пример: о. Андрей Новиков в бытность свою секретарем Одесской епархии УПЦ МП и членом богословской комиссии РПЦ, заявлял, что Бессарабская митрополия Румынской церкви – раскольники, а все таинства, совершенные законными ее священниками на территории Украины, безблагодатны. Как видим, один протоиерей вполне может вывести чужую каноническую митрополию за рамки Церкви и Божьей благодати на отдельно взятой территории. И он член богословской комиссии РПЦ!

Напоследок о. Николай пытается добить нас апелляцией к древней практике, запечатленной в хрониках Вселенских соборов. Но удачно ли?

«Все мы помним из эпохи Вселенских Соборов историю с рукоположением Максима Циника в 380 году на Константинопольскую кафедру, которую тогда занимал святитель Григорий Богослов. Так вот, Второй Вселенский Собор (4 правило) тогда не признал каноничным рукоположение Максима, совершенное в Константинополе тайно пусть даже и каноническими епископами из Александрии. Вот что о Максиме Цинике пишет канонист Иоанн Зонара: "И так настоящим правилом он отлучен от Церкви собравшимися на Второй Собор святыми отцами, которые определили, что он не был и не есть епископ, потому что был рукоположён незаконно, и что рукоположённые им не суть клирики. А напоследок, когда открылось, что он держится Аполлинариевых мнений, он был предан анафеме"»

Очень даже хорошо, что о. Николай апеллирует к каноническому праву. По крайней мере, это солиднее, чем дискутировать в простонародном стиле, излюбленном различными околоцерковными медиа низкого пошиба.  Но, к сожалению, о. Николай и тут не до конца честен. Так, цитируя 4 правило ІІ Вселенского Собора, он приводит комментарий канониста Иоанна Зонары, но не дает комментариев других канонистов. А вот Вальсамон поясняет, что данное правило касается частного случая Максима Киника, и не требует толкования. Это означает, что решение по Кинику не имеет силы прецедентного права, а определяет характер одного конкретного церковного эпизода. Другой канонист Алексей Аристин утверждает, что из-за созданного раздора «Максим должен быть лишен епископства, и рукоположенные им на какую бы то ни было степень клира, лишаются священства». История с Киником пестрит несогласованностью восточного и западного епископата в вопросе признания или непризнания хиротоний. Уже после решения Вселенского собора Киник обратился к собору Западной церкви, который под председательством Амвросия Медиоланского признал право Киника на Константинопольскую кафедру. Точку в споре поставил синод в Риме 382 года, окончательно отклонив все претензии Киника. И еще: Григорий Богослов был назначен на Константинопольскую кафедру только в 381 году именно тем ІІ Вселенским собором. А значит, в 380 г. «занимал» эту кафедру без официальной хиротонии.

Но в истории Церкви были и другие эпизоды. К примеру, история с Мелетием из Никополя Фиваидского. Мелетия низложили за церковные преступления, осудили двумя соборами, которые он проигнорировал. За ним последовало духовенство, и он учинил раскол. Потом на I Вселенском Соборе Мелетия приняли, но только в епископском сане, без власти и должности, а рукоположенных им клириков – каждого в его сане, с возложением рук и чтением молитвы. Точно также принимали и еретиков (!) мессалиан. Причем, как подчеркивает канонист митрополит Василий Смирнский, возложение рук – это не хиротония или хиротесия (дополненная хиротония), а просто молитва.

8 правило І Вселенского Собора гласит о том, что духовенство, получившее хиротонию в расколе, должно приниматься в сущем сане. Тут напомним о. Николаю, что следует правильно использовать терминологию: ересь, раскол и самочинное собрание. Раскол в древности, согласно Василию Великому, это небольшое расхождение в вероучении. УАПЦ по этой терминологии не раскол, а самочинное собрание, а значит, санкции по отношению к ним должны быть мягче, чем к раскольникам. Подробнее о терминологии можно прочитать на нашем сайте.

Читатели наверняка утомились, и мы за их терпение хотим напоследок подарить бонус. Отец Николай очень часто свои выводы делал на основе таких выражений как «нельзя себе представить, что», «нет никаких документальных подтверждений тайных хиротоний», «очевидно, что», «подпись, несомненно, поддельная», «видеозапись, разумеется, отсутствует» и так далее. Мы не можем обойти вопрос недоверия о. Николая тайным священнодействиям. Поэтому вспомним об одном канонизированном епископе РПЦ – архиепископе Крымском Луке Войно-Ясенецком, и обстоятельствах его епископской хиротонии.

«Местная Церковь также переживала не самые легкие времена, раздираема обновленцами. Уфимский архиерей Андрей принял решение о тайном монашеском постриге отца Валентина и о его епископской хиротонии. Так хирург Войно-Ясенецкий стал епископом Лукой» (из публикации на одном скандально известном околоцерковном ресурсе).

«Местная Церковь также переживала не самые легкие времена, раздираема обновленцами. Уфимский архиерей Андрей принял решение о тайном монашеском постриге отца Валентина и о его епископской хиротонии. Так хирург Войно-Ясенецкий стал епископом Лукой» (из публикации на одном скандально известном околоцерковном ресурсе).

«31 мая 1923 года (епископ Василий (Зуммер) – прим. Cerkvarium) вместе с епископом Даниилом (Троицким) тайно совершил хиротонию архимандрита Луки (Войно-Ясенецкого) во епископа Ташкентского и Туркестанского».

Основной источник информации об этой хиротонии – сам архиепископ Лука. Вот как описан эпизод этого свидетельства, сделанного по случаю празднования 25-летия архиерейской хиротонии Войно-Ясенецкого 28 мая 1948 года.

«О том, что мало получено телеграмм от епископов, Лука объяснил тем, что многие из них не знают точной дать его хиротонии, так как в опубликованной его автобиографии в журнале «Московская патриархия» сказано, что хиротония состоялась в мае 1923 г., но не сказано, какого числа. Об этом нет и в других документах.

И тут же рассказал, что его хиротония во епископа совершалась тайно, в одном небольшом городке Средней Азии, в 80 км от Самарканда, в маленькой церкви двумя епископами при закрытых дверях, что при хиротонии, кроме епископов, присутствовали два священника, дьякон и его старший сын, больше никого.

На вопрос, почему хиротония была тайной, Лука ответил: «Тогда иначе было нельзя»».

Каноничность хиротонии, совершенной втайне и публично подтвержденной лишь самим Войно-Ясенецким («свидетельство в свою пользу»), была впоследствии признана патриархом Тихоном, который поверил сообщениям об этом рукоположении: «Архиереем я стал 18/31 мая 1923 года. В Ташкент мы вернулись на следующий день вполне благополучно. Когда сообщили об этой хиротонии Патриарху Тихону, то он, ни минуты не задумываясь, утвердил и признал законной мою хиротонию».

***

Вместо выводов

Мы благодарны о. Николаю Данилевичу за дискуссию. Надеемся, что эта полемика даст пищу для ума будущим историкам, исследующим тот непростой период. Однако пока остается констатировать, что ради защиты корпоративных интересов допускаются приемы дискредитации противника, использование сомнительных предположений и разного рода демагогических приемов. История Церкви – как древняя, так и новейшая – это не обложка глянцевого журнала, она полна противоречий и неоднозначных эпизодов. Но это общий православный опыт, который нужно принять. И Украина не исключение. Мы пережили свой болезненный опыт возвращения к православным корням после десятков лет торжества богоборческого режима. Но мы все равно верим, что рано или поздно у Православной Церкви Украины будет общая история – одна на всех. И мы все примем друг друга во Христе Иисусе такими, как мы есть.

SEO продвижение сайта - LUXEO Работа за границей