Филарет vs Епифаний: точки над «и» – интернет-издательство Церквариум
26
Ср, июнь

Филарет vs Епифаний: точки над «и»

Аналитика

Рейтинг:  0 / 5

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 

У нас есть патриарх и предстоятель – и это два разных человека

Дмитрий Горевой

В последние дни в сети гуляет фото распоряжение патриарха Филарета о поминовении его «Святейшим Патриархом» за литургией. Причем сначала духовенство должно поминать Филарета, а уже потом Епифания. Определенная логика в этом решении есть – если есть патриарх, то надо молиться сначала его, а потом митрополита. Однако ситуация осложняется тем, что не патриарх возглавляет церковь, а именно митрополит является ее руководителем. Кроме того, Филарет признан Почетным патриархом ПЦУ, а не действующим. Документ написан на бланке УПЦ-КП, и очевидно он предназначался именно для этой церкви. Этот текст вызвал просто бурю эмоций, причем в большей степени отрицательных.

Но давайте посмотрим на ситуацию, которая сложилась, под другим углом.

15 декабря 2018 г. состоялся Объединительный Собор и была создана Православная Церковь Украины. В объединении приняли участие УПЦ-КП и УАПЦ, которые созвали свои Поместные Соборы и приняли решение о ликвидации своих церквей и создании новой объединенной церкви.

Далее был сам собор, на котором митрополита Епифания выбрали предстотелем ПЦУ. Самого Филарета не могли выбрать предстоятелем, ведь тогда бы общины УПЦ (МП) не присоединялись к ПЦУ. Все же русская церковная пропаганда за 26 лет сделала свое дело – патриарх Филарет многими верующими УПЦ (МП) воспринимается негативно.

Для реального объединения нужен был компромисс. И Филарет должен был на него пойти – он отказался от власти, а во главе церкви стал митрополит Епифаний.

Для самого Филарета это был очень смелый и сложный шаг. Он возглавлял киевскую кафедру более полувека – дольше всех иерархов в истории Украины. Затем почти 30 лет он боролся за построение автокефальной церкви. И отказ от поста руководителя – важный шаг на пути признания этой церкви. И в этом вопросе Филарет был вынужден принять новую реальность. Вряд ли это было легко. Но вспомним, что многие люди младше него, до сих пор не могут смириться с распадом Советского Союза, и подвержены реваншизму. Так есть ли смысл упрекать Филарета в определенной инерционности мышления?

В сознании многих украинцев он остается «народным патриархом» и одним из отцов украинской автокефалии. Его имя уже вошло в историю вместе с митрополитом Макарием, патриархом Варфоломеем и Президентом Порошенко.

Почему же тогда почетный патриарх «перетягивает одеяло» на себя? Попробуем посмотреть на это чисто по-человечески. Патриарх Филарет воспринимает митрополита Епифания как духовного сына, который с 2013 г. был патриаршим местоблюстителем (фактически преемником). Его Святейшеству может показаться, что его советы или решение являются более мудрыми и лучшими, но реальность такова, что митрополита Епифания был избран предстоятелем и управлять новой церковью именно ему. В целом, получилось так, как хотел Филарет.

Как и любому отцу, Филарету трудно смириться с тем, что взрослого ребенка надо отпускать в самостоятельное плавание. Это естественно. Отец не может строить дом или семью своих детей. Одно из условий успеха молодой семьи – невмешательство родителей, давших жизнь, в дела молодых. Если родители вмешиваются, то велика вероятность, что эта семья распадется. Это вопрос доверия к детям и уверенности в том, что они были воспитаны правильно. В конечном счете, это доверие самого отца к себе, что он сделал все, чтобы ребенок смог самостоятельно действовать и принимать достойные решения. Хотя можно понять определенную тревогу отца, резко выдернутое плечо может вызвать болевой синдром у сына.

Наша автокефальная церковь тоже подобна семье. У нее есть свои молодые, но и есть свои родители. И сейчас самое время родителям благословить молодоженов, но не вмешиваться, не докучать советами. Лучшая помощь от церковных родителей – это молитва.

Но почему так случилось, что патриарх Филарет решился выдать такой неоднозначный документ?

Почему-то мало кто обратил внимание на то, что у нас через временные промежутки между объявлением признания ПЦУ, подписание и дарованием Томоса и ожидаемой интронизации новоизбранного Блаженнейшего митрополита Киевского сложились определенные канонические и уставные коллизии, на решение которых могут быть разные взгляды.

Митрополит Епифаний хоть и был избран митрополитом, однако еще не получил всей полноты церковной власти, поскольку еще не состоялась его интронизация, то есть официальное восхождение на митрополичий Киевский престол. Это как инаугурация президентов. Пока не произошло процедуры инаугурации новоизбранного президента, то полномочия имеет действующий президент. Так же и в церкви. К пока не произошло интронизации митрополита Епифания его руководящие функции существенно ограничены. Именно в этом ключе следует воспринимать распоряжение о поминовении на литургии.

Сейчас идет процесс юридической регистрации ПЦУ. Так что пока эта регистрация не завершена, церкви находятся в том статусе, в котором они были до объединительного собора.

Сейчас фактически переходный этап. От ликвидации старых церковных объединений к образованию новой совместной институции. В этот транзитный период инерционно действуют нормы, к которым привыкли и которыми руководствовались десятилетиями. Кто-то уже сменил вывеску на храме с КП на ПЦУ, а кто-то нет. История свидетельствует, что почти всегда в такие периоды фактически действуют параллельные распоряжения. Пока новые еще полностью не сформировались, старые еще управляют.

После официальной интронизации митрополита Епифания и образования Синода ПЦУ начнется новый этап в жизни церкви. В новой церкви останется и Филарет. Мечта всей его жизни реализована – он в канонической, признанной Украинской автокефальной церкви и носит титул патриарха, почетного патриарха. Он свою историческую миссию выполнил, поэтому может идти на заслуженный покой, особенно учитывая его возраст. Действительно трудно, в начале десятого десятка жизни заниматься развитием церкви, особенно в условиях церковно-дипломатической войны, которую без объявления ведет РПЦ.

Так что мы сейчас наблюдаем за процессом становления новой церкви. Объединились две мощные институции и несколько представителей третьей, и еще ждут остальных. Каждая из этих групп жила своими традициями, правилами и представлениями. Идет банальная притирка – и это естественный процесс. Епископы, ранее конкурирующих церквей, теперь учатся жить вместе. И здесь многое зависит опять-таки от мудрости Филарета, который ради блага Церкви и ее будущего должен проявить готовность постепенно и нетравматично передать руководство избранному руководителю ПЦУ – митрополиту Епифанию

Именно поэтому, учитывая все эти внутренние факторы, я бы не советовал горячим головам делать быстрые выводы относительно тех или иных высказываний или действий конкретных иерархов. Надо учитывать контекст, попытаться понять мотивы. Тем более неуместна грубая травля иерархов, которые, по большому счету, заслужили уважение и благодарность за свою последовательность и устойчивость.

В политической сфере принято давать новому лидеру 100 дней для реализации себя, а до того момента разумно воздерживаться от критических суждений о нем. Было бы полезно дать митрополиту Епифанию такой термин, просто чтобы он имел время реализовать себя. Было бы полезно дать митрополиту Епифанию такой термин, просто чтобы он имел время сделать первые шаги по формированию управляющей структуры новой церкви, обрисовке ее тактических и стратегических задач.

Интронизация запланирована на 3 февраля. Именно в этот день исполняется 40 лет митрополиту Епифанию. Итак, дождемся Пасхи, и уже тогда можно будет сделать какие-то выводы. А сейчас давайте просто дадим ему время.