Документы 1686 г.

Документы 1686 г.

Аналитика

Рейтинг:  2 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 

Раздел 7

В начале раздела, посвященного документам 1686 г., М. Желтов резюмирует свои предыдущие утверждения: «для поставления Киевского митрополита в Москве в одобрении Константинополя нужды как таковой не было. Тем не менее, в 1682 г. по инициативе русского правительства был инициирован переговорный процесс по вопросу о предоставлении та­кого одобрения в письменном виде» (стр. 68). Ниже идет повтор этой гипотезы: «Вообще говоря, в свете определения Великого Кон­стантинопольского собора 1593 г. канонический статус всех этих документов сомнителен, поскольку указанный собор уже утвердил права Московского патриарха в отно­шении всех русских епархий, а его авторитет выше, чем у отдельно взятой Константинопольской Церкви. Да и сама Константинопольская Церковь в Соборном деянии 1654 г. уже признала права Московского патриарха не только на Великую, но и на Малую Россию» (стр. 70-71). Ему вторят авторы «Комментариев»: «Впрочем, русские цари не дали повода обвинить себя в злоупотреблении этим правилом — в частности, в 1686 году они не просто проинформировали Константинополь об изменениях "гражданского и земского порядка" (хотя, в соответствии с указанным правилом, могли бы это сделать), но сочли для себя возможным обратиться в Константинополь с просьбой об уступке Киевской митрополии в пользу Московского Патриархата. Эта их просьба была полностью удовлетворена, вопреки утверждению авторов документа "Вселенский престол..."» (стр. 5).

О том, что была необходимость не только в одобрении, но и в разрешении Вселенского Патриархата, свидетельствуют и документы российской стороны, письма к Патриарху, письма Патриарха Иерусалимского Досифея к царям и Московскому Патриарху, где он их осуждает за захват чужой епархии – и к тому же очень резко. Эти два документа и М. Желтов, и авторы «Комментариев» по вполне понятным причинам игнорируют, как и фиаско первого посольства с просьбой о передаче митрополии. Никто не признавал за Московским Патриархом прав на Киевскую митрополию. По поводу попытки доказать московскую теорию говорилось в предыдущих разделах. А заявление о том, что якобы «просьба была полностью удовлетворена», очень далеко от истины. К тому же сам М. Желтов признает, что когда московские власти в первый раз запросили митрополию «на предмет поставления Киевского митрополита в Москве ... Патриарх ответил отказом, со­славшись на необходимость одобрения такого решения великим визирем Османской империи. Этот отказ не повлиял на подготовку к поставлению митрополита на вдовствующую Киевскую кафедру в Москве» (стр. 68). Это факт лишь еще раз доказывает, что Вселенский Престол законно считал нахождение Киевской митрополии в своей юрисдикции, а последующее поставление Гедеона было ничем иным как самоуправством и вмешательством в дела чужой епархии.

В этом контексте авторов «Комментариев» занимают мало относящиеся к существу дела детали так называемого присоединения, например, что Гедеон не был убеждаем Москвой, но был креатурой гетмана Ивана Самойловича (стр. 11). С канонической точки зрения не имеет совершенного никакого значения, чьим протеже был епископ Гедеон. Сам же факт того, что он согласился принять свое назначение и принял его от чужого Патриарха, является тяжким каноническим нарушением.

Дальнейшие аргументы «комментаторов» тоже касаются лишь исторического контекста и к каноническому существу дела относятся мало, как, например, заявление о том, что собрание клира и мирян в Киеве, выразившее недовольство подчинением Москве, «нельзя назвать "представительным": на нем не присутствовало ни одного архиерея» (стр. 11). Но, насколько известно, и на собрании, избравшем Гедеона, также не было епископов. Далее (стр. 11-12) идет, вероятно, непонимание текста, написанного на вполне доступном греческом языке. В документе, изданном Вселенским Патриархатом, не говорится о какой-то хронологической последовательности описываемых фактов, которую желали бы видеть авторы «Комментариев». Также и их замечание по поводу термина «рукоположение», взятого авторами документа из актов 1686 г., абсолютно не изменяет выводов канонического характера, хотя действительно не было хиротонии, а был перевод епископа на митрополичью кафедру. Далее авторы «Комментариев» говорят о некоем низложении, но данный термин в Патриархийном документе не упоминается, как и поместный собор.

            Переходя к рассмотрению документов 1686 г., М. Желтов из них выбирает только 4, считая их основными (стр. 70):

  • патриаршую грамоту в адрес мо­сковских царей;
  • патриаршую грамоту в адрес гетмана И. Самойловича;
  • патриаршую и соборную грамоту в адрес патриарха Московского Иоакима и
  • патриаршую и соборную грамоту о новом порядке избрания митро­полита Киевского».

Авторы «Комментариев», в свою очередь, приводят 11 (документов) (стр. 12-14), хотя в Патриаршем документе приводятся только два, вероятно, потому что большинство документов не сохранились в греческом подлиннике.

Говоря о вышеупомянутых актах, М. Желтов заявляет: «Содержание всех четырех указанных документов ... сводится к тому, что патри­арх и архиереи Константинопольской Церкви признают объективную необходимость переподчинения Киевской кафедры Московскому патриарху, предоставляют Москов­скому патриарху власть рукополагать Киевского митро­полита, избранного согласно обычаю его митрополии, и судить его, то есть иметь над ним полноту юрисдикции, причем навсегда (соответствующие права переданы Московскому патриарху "как тогдашнему, так и всем по­следующим ( τε ἤδη καὶ οἱ μετὰ τοῦτον)"; а от Киевского митрополита требуют впредь относиться к Московскому патриарху как к своему "предстоятелю", то есть канони­ческому главе, и обращаться за ставленнической грамотой именно к нему, а не к Константинопольскому» (стр. 70). Ему вторят и авторы «Комментариев»: «В майской грамоте государям Патриарх Дионисий достаточно ясно формулирует полученное им предложение московских государей: "Чтобы эта Киевская епархия была подчинена святейшему Патриаршему престолу Москвы". То есть речь идет не о признании поставления митрополита Гедеона в качестве экстраординарного случая, а о включении Киевской митрополии в Московскую Патриаршую юрисдикцию. Это подтверждается последующим разъяснением в грамоте: "Так чтобы, если возникнет необходимость рукоположить достойное лицо, которое будет избрано подвластными этой митрополии [епископами, клириками и прочими]… то блаженнейший Патриарх Москвы и всея России, какой будет в данное время, имел возможность рукополагать его…". Указанное предложение государей было рассмотрено иерархами Константинопольского престола во главе с Патриархом и было оценено как "обоснованно" и "справедливо"; более того, забота ("попечение") о Киевской митрополии со стороны Русского государства "заслужила великую похвалу и крайнее восхищение"» (стр 15).

Заявление «иметь над ним полноту юрисдикции, причем навсегда» не соответствует действительности. Документы все-таки признают поставление Гедеона и дают разрешение на подобные поставления в будущем, но это только разрешение и не более того. Слово «навсегда» в отношении этого разрешения отсутствует в документах, а говорится только, что и следующие Патриархи имеют это разрешение. Патриаршие акты, если они что-то утверждают «навсегда», то говорят об этом четко и зачастую повторяют это в разных формах. В данном же случае используемые формулировки очень далеки от «навсегда», и соответствуют формулировкам административных актов по текущим делам. Также в актах отсутствует слово «предстоятель», используемый термин не может быть переведен в понимании предстоятеля Поместной Церкви, но лишь как «старший». Ставленническую грамоту митрополит, естественно, должен получать от того, кто совершил его поставление. Вселенский Патриарх, не совершавший поставления, не может издавать подобный документ. Именно так всегда и было, и есть при совершении поставлений не только митрополитов, но и при хиротониях всех клириков чужим Патриархом или архиереем. Поэтому этот довод не может быть принят в качестве аргумента в поддержку теории о полной передаче юрисдикции. Было дано разрешение совершать эти поставления, когда возникает необходимость, и в этой части просьба была удовлетворена.

Абсолютно не соответствует содержанию Патриарших актов и следующее заявление М. Желтова: «Никаких ограничений власти Московского патри­арха рукополагать Киевского митрополита или дозволе­ний Киевскому митрополиту относиться к Московскому патриарху "просто как к духовному отцу" документы 1686 г. в действительности не содержат. Киевский ми­трополит полностью и безоговорочно подчиняется ка­нонической власти Московского патриарха» (стр. 71-72). Слово «власть» в отношении Патриарха Московского не используется вовсе, хотя оно используется в отношении митрополита. А именно в одной и той же фразе говорится, что Патриарх Московский может по разрешению рукополагать митрополита Киевского, и затем выдавать ему ставленническую грамоту, в которой указано, что именно митрополит может делать по своей власти в своей митрополии. Это противопоставление в одной фразе четко показывает разницу: Патриарх имеет разрешение посвящать или переводить митрополита на Киевскую кафедру, а митрополит имеет власть управлять своей митрополией. Хотя ограничений действительно нет, но речь идет именно о разрешении, и ни о чем ином. Как нет и «дозволе­ний Киевскому митрополиту относиться к Московскому патриарху "просто как к духовному отцу"». То, как должен относится митрополит Киевский к Патриарху, не является дозволением, но постановлением, а именно: он должен относится к нему с уважением, как к своему старцу и старейшему и рукоположившему его архиерею. Ни о какой власти Патриарха над митрополитом Киевским в документах не упоминается вовсе. Также и возможность судить митрополита Киевского, упоминаемая в одном из документов, дается по разрешению Вселенского Патриархата, а не является неотъемлемым правом Московского Патриарха.

Слово ἄδεια, используемое в сохранившихся на греческом языке документах, несмотря на все попытки представителей Российской Церкви интерпретировать его иначе (М. Желтов, стр. 70), не оставляет никаких сомнений в его понимании в данном пакете патриарших и синодальных актов, кроме как «разрешения» или «позволения». Естественно, что это слово, как они пытаются доказать, имеет и иные значения, но его использование в греческих церковных административных актах нельзя трактовать как либо иначе.

В индексе к каноническим постановлениям Вселенского Патриархата1 мы находим следующие использования термина ἄδεια, которое во всех этих случаях может быть переведено только как «разрешение».

РАЗРЕШЕНИЕ:

– клирикам, выезжающим за пределы епархии, обязательно ΔΛ.Γ. 261.

– на путешествие игумена ΔΛ.Γ. 617.

– церковное и государственное на приезд Патриарха Антиохийского в Константинополь ΔΛ.Β. 321.

– разрешение на выход монаха или монахини [из монастыря] дается игуменом или игуменьей ΔΛ.Γ. 158.

– игумена необходимо для выхода монаха из монастыря ΑCΤΑ Τ. 6. 380.

– клирику поехать в иное место ΔΛ.Γ. 259.

– Константинопольского [Патриарха] на созыв синода для избрания архиереев [здесь необходимо заметить, что во Вселенском Патриархате Патриарх отсутствует при выборах архиереев, древние акты указывают, что выборы состоялись по разрешению или повелению Патриарха собравшимися архиереями] ΔΛ.Γ. 885.890.

 –Константинопольского [Патриарха] на заседание «домашнего» синода ΔΛ. Β. 35.40.43.44.46.50.83.95.110.145.166.188.201.

– на путешествие клириков в иные места обязательно ΔΛ.Γ. 257.258

– Вселенского Патриарха на созыв синода в Константинополе ΔΛ. Β. 376.

– Вселенского Патриарха на заседание синода ΔΛ.Β. 281.

– патриаршее на избрание и рукоположение епископа AC.CL 64.

– патриаршее на избрание и рукоположение архиерея ΔΛ.Γ. 699.701.705.

– патриаршее Патриарху [Александрийскому, проезжающему через епархии Вселенского Патриархата, совершать священнодействия] ΔΛ.Β.28.

– патриаршее синодальное Δ-Ζ ΕΛ. ΣΤ. 198.

– Патриарха на созыв синода для избрания архиепископа или митрополита ΔΛ.Γ. 918.919.920.921.926.

– Патриарха Константинопольского на избрание митрополита синодом ΔΛ.Γ. 897.

– Патриарха Константинопольского митрополиту и Патриарху совершать литургию ΔΛ.Β. 464.465.

– Патриарха на заседание синода для избрания архиепископа ΔΛ.Γ. 785.

– Патриарха на избрание митрополита ΔΛ.Γ. 750.

– Патриарха созыв в Константинополе синода Охридской Архиепископии ΔΛ.Γ. 892.

– Патриарха на заседание синода в Константинополе для избрания архиерея Δ-Ζ- ΕΛ. ΣΤ. 135.

– путешествующим клирикам ΓΕΔ. Τ. 2. 111.

– свободно священнодействовать ΑCΤΑ Τ. 6. 340.

Прошение – Патриархом судить архиерея иной юрисдикции как вторгшегося в чужую епархию ΑCΤΑ Τ. 1. 412. 413.

Синодальный Томос, запрещающий пребывание архиереям без патриаршего – в Константинополе, или в ином месте ΓΕΔ. Τ. 1. 47-50.

Образец Буллы, или – совершения обручения ΡΑΛ.ΠΤΛ.Ε. 588.

РАЗРЕШЕНИЯ – на путешествие монахов ΔΛ.Γ. 2652.

Этот же термин использован и по отношению к разрешению избирать митрополита Киевского собранием клира и мирян митрополии, но это почему то умалчивается и М. Желтовым и авторами «Комментариев». Если исходить из их логики, то и собрание клира и мирян митрополии имеет не разрешение, но власть и право избирать митрополита.

Упоминание поминовения Вселенского Патриарха М. Желтов считает «просьбой» или «простым благопожеланием» (стр. 71), но, в таком случае, почему бы не признать такими и остальные детали актов 1686 о Киевской митрополии? Данное решение Вселенского Престола, несмотря на то, что оно было издано после просьб, является односторонним документом – постановлением, а не договором, – и поэтому абсолютно не предусматривает принятие на себя каких-либо дополнительных обязательств со стороны Московского Патриарха и митрополита, это указ, который должен исполняться. Санкции за непоминовение указаны в канонах 13, 14 и 15 Константинопольского двукратного собора (861).

Клаузула основного документа по нашей теме, синодального «издательного письма», естественно, относящаяся ко всему документу, но стоящая непосредственно за пунктом о поминовении имен Патриархов, гласит: «и никому в том не противиться и не прекословить никоим образом как благословенно и справедливо совершенному. Если же кто не по писанному помыслит или как иначе пожелает проявить непослушание или сопротивление, он будет противен Господнему повелению и от Него возмездие примет как пренебрегающий Патриархами, сущими одушевленными и живыми образами Бога»3. В связи с этим абсолютно невозможно считать данный пункт патриаршего и синодального постановления не обязательным к исполнению. Факт поминовения поименно всех Восточных Патриархов в соответствии с московскими изданиями богослужебных книг на проскомидии, великом входе и анафоре, упоминаемый М. Желтовым, не является исполнением предписанного, и поминовение чужих Патриархов архиереем, кроме проскомидии, выходит за рамки канонических и литургических норм Православной Церкви. И ему как литургисту это известно, так же, как и значение выражения поминать «в первых», не только означающее, что имя Вселенского Патриарха митрополит должен поминать перед именем Московского, но и указание, что это должно иметь место и во время анафоры. 

Поминовение Патриарха Московского предписывается только из-за посвящения или перевода митрополита Киевского, совершенного им, как и в случае с митрополитом Филадельфийским, находящимся в Венеции, которому предоставили разрешение рукополагать архиереев Кефаллинийского и Кифирского, а они, в свою очередь, должны были его поминать на литургии. Это никак не означало, что они перешли под его начало: архиепископ Кефаллинийский и Закинфский оставался в подчинении Вселенского Патриарха, и должен был посылать церковные взносы в Патриархию, а епископ Кифирский оставался в юрисдикции митрополита Монемвасийского, которому был должен посылать свои взносы4.

Также не соответствует действительности и заявление авторов «Комментариев», что это требование служит лишь напоминанием об особых привилегиях в Церкви вообще и Киевской митрополии в частности (стр. 18-19). Митрополитам иных юрисдикций, даже вышедшим из Вселенского Патриархата, никогда не предъявлялось подобных требований. Это поминовение, как и в другом случае с двойным поминовением, в митрополиях «Новых территорий», где митрополиты поминают имя Вселенского Патриарха и священный синод Элладской Церкви, является видимым символом юрисдикционной принадлежности ко Вселенскому Патриархату. А поминовение митрополитом Киевским Московского Патриарха, как и митрополитами Северной Греции синода Элладской Церкви, введено только по тому, что они ими избираются и рукополагаются или переводятся.

Также не соответствует действительности и следующее утверждение М. Желтова: «Единственная сделанная в 1686 г. оговорка, каса­ющаяся поминовения Константинопольского патриарха, во-первых, не была для Русской Церкви обязывающей, поскольку нет и не было каких-либо документов, подтверждающих согласие Московского Патриархата или самóй Киевской митрополии с этой оговоркой; во-вторых, могла быть истолкована либо как заявление об универ­сальной власти Константинопольской Церкви (что подо­зрительно напоминало бы папский догмат и поэтому не было богословски приемлемо), либо как благопожелание подчеркнуть единство Вселенской Церкви при помощи литургических поминовений» (стр. 75-76). Повторюсь, что тут мы имеем дело с синодальным постановлением, хоть и в ответ на поступившие просьбы, но постановлением, а не договором, поэтому никаких согласий или несогласий тут быть не может –  ни со стороны Московского Патриархата, ни тем более со стороны Киевской митрополии. Прошения московских властей – светских и церковных и гетмана Украины – были удовлетворены частично, как это часто бывает с прошениями. А поминовение митрополитом Вселенского Патриарха является ничем иным, как видимым символом того, что митрополит остается в юрисдикции Вселенского Престола. Также необходимо отметить, что позднейшее нововведение Российской Церкви о повсеместном поминовении Московского Патриарха более напоминает римскую литургическую и каноническую традицию, чем сказанное в актах 1686 г. Благопожеланием «подчеркнуть единство Вселенской Церкви при помощи литургических поминовений» данный пункт тоже не является, ибо поминовение чужого Патриарха, даже первого по чести, чуждо православной литургической и канонической традиции.

Рассматривая титул митрополита, М. Желтов смешивает его со статусом: «Нет в этих документах и утверждений о том, что Киевский митро­полит якобы сохраняет за собой статус "экзарха Констан­тинопольского патриарха" в отношении Малороссии. Выражение "экзарх" в отношении Киевского митрополита встречается в двух второстепенных документах июня 1686 г. — патриарших посланиях духовенству и верным Киевской митрополии, а также им же вместе с гетманом. Адресатам этих посланий предписывается не выходить из послушания митрополиту Гедеону, который назван «митрополитом Киевским… и экзархом всея России». Вы­ражение "экзарх всея России" можно понимать двояко — либо как претензии Константинопольского патриарха на всю Русь, что шло бы вразрез с решениями Великого Константинопольского собора 1593 г. и нарушало бы целый ряд священных канонов, либо как синоним пере­хода митрополита Киевского под власть патриарха всея Руси — по аналогии с тем, как в предшествующую эпоху тот же митрополит мог называться "экзархом Констан­тинопольского патриарха". Очевидно, что приемлемым толкованием является именно второе: митрополит Киев­ский признается экзархом [патриарха] всея Руси» (стр. 72).

Тут надо заметить, что, к сожалению, практически не сохранилось документов того периода на греческом языке, в которых присутствовал бы полный титул митрополита. Один из сохранившихся и изданных актов 1591 г. приводит титул следующим образом: «преосвященный митрополит Киевский, ипертим и экзарх России и Галиции» («ἱερώτατε μητροπολῖτα Κιέβου, ὑπέρτιμε καὶ ἔξαρχε Ῥωσίας καὶ Γαλίτζης»)5. Другой документ, изданный в том же году, дает следующую формулу: «преосвященный митрополит Киевский, ипертим и экзарх всеявсея» отсутствует в издании, но присутствует в оригинале акта] Галиции и малой России» («ἱερώτατε μητροπολῖτα Κιέβου, ὑπέρτιμε καὶ ἔξαρχε πάσηςπάσης» отсутствует в издании, но присутствует в оригинале акта] Γαλίτζης καὶ μικρᾶς Ῥωσίας»)6. Третий документ гласит так: «преосвященный митрополит Киевский, ипертим и экзарх Галиции и малой России» («ἱερώτατε μητροπολῖτα Κιέβου, ὑπέρτιμε καὶ ἔξαρχε Γαλίτζης καὶ μικρᾶς Ῥωσίας»)7. При этом еще один документ того же времени именует саму митрополию «Киевской и всея России» («Κιέβου καὶ πάσης Ῥωσίας»)8. Сам же митрополит Михаил в копиях документов, сохранившихся в рукописи «Альбом Львовского ставропигийного братства», именует себя «архиепископ, митрополит Киевский и Галицкий и всея России»9.

Таким образом, титул, упоминаемый в двух документах, на которые ссылается М. Желтов, должен быть следующим: «митрополит Киевский, ипертим (пречестной) и экзарх всея Руси». В таком виде титул использовался одно время в византийскую эпоху, но затем он потерял «экзарха». Вполне реалистично, что именно в этой форме он был восстановлен в османскую эпоху, с добавкой Галича, но этот титул митрополиты переводили как «экзарха Констан­тинопольского Патриарха» или «экзарха Вселенского Престола», чем и была привнесена путаница. В первом случае титул «митрополит Киевский, ипертим (пречестной) и экзарх всея Руси» полностью соответствует классическому титулу митрополитов Вселенского Патриархата, имеющих титул экзарха, т.е. глав престижнейших митрополий, где экзарх является почетным титулом. А второе «экзарх Констан­тинопольского Патриарха» или «экзарха Вселенского Престола» в реальности означает либо полномочного посла, либо постоянного представителя, например того, кто присматривает за ставропигиями. Хотя последнее в нашем случае и не исключено, если например митрополиту давалось право надзора за ставропигиями, но подобные функции, как правило, в титул не вводятся. Следовательно, эту формулу следует рассматривать как титул митрополита. Таким образом, трактовки М. Желтова неверны, и данный титул не нарушает решения Константинопольского собора 1593 г. и каноны, но подчеркивает каноническую власть Вселенского Престола над Киевской митрополией, ибо это титул иерарха Константинопольского Патриархата. В Российской Церкви подобных титулов не было, и их носят только иерархи Константинополя, к которым позднее добавились митрополиты престижных кафедр древних Патриархатов. Титул упомянут именно в данной форме, чтобы показать эту каноническую связь; также предписания актов о сохранении всех привилегий митрополита, безусловно, подразумевают и его титул. Никоим образом не может быть принята трактовка Желтова, что это «синоним пере­хода митрополита Киевского под власть патриарха всея Руси» и что  «митрополит Киев­ский признается экзархом [патриарха] всея Руси». «Экзарх всея Руси» это всего лишь часть канонического титула митрополита, и не более того.

В свою очередь, авторы «Комментариев» заявляют: «В изданных...грамотах говорится, во-первых, о праве Патриарха Московского и всея Руси Иоакима рукополагать Киевского митрополита». В подтверждение своего тезиса они цитируют патриаршее письмо к царям: «…патриарх Московский и всея России кир  Иоаким…имеет дозволение рукополагать Киевского митрополита по церковному уставу» (стр. 15). Но ведь сама цитата противоречит их же теории: Московский Патриарх имеет не право, а дозволение, и в этом огромная разница. Подобное происходит и со следующими утверждением: «во-вторых, о том, что это право распространяется и на всех его преемников на Московской Патриаршей кафедре: "Патриархи, которые будут после него, подобным же образом..."» (стр. 15). Но приводимая ими цитата совершенно не говорит обо всех Патриархах, слово «все» и вовсе отсутствует в тексте. К тому же, фраза «которые будут после него» очень часто встречается в документах, имевших временный характер – не пунктуальный, а именно временный. Также и данное разрешение на хиротонии митрополитов Киевских не являлось пунктуальным постановлением, как бывает обычно в случаях «издательных писем», которые даются только на каждую конкретную хиротонию, а в отношении Киевской митрополии оно было дано на множество избраний и рукоположений или переводов митрополитов. Это абсолютно не исключает возможность отзыва этого документа, как это регулярно бывало с документами, использующими данную формулировку.

Далее авторы «Комментариев» заявляют, что  «в-третьих, о переходе Киевской митрополии в подчинение Московскому Патриарху: ‘Митрополия Киевская да будет подчинена святейшему Патриаршему престолу Московскому, и архиереи в ней да признают старейшиной и предстоятелем Патриарха Московского, какой будет в данное время, как рукополагаемые им’» (стр. 15). В чем именно заключалось «подчинение», акты говорят довольно четко – в рукоположении или переводе митрополита. Некоторые формулировки о «подчинении» канонической власти я привожу в резюме одного из моих докладов, и они совершенно четкие, в отличие от тех, которые мы находим в актах 1686 г.10. Перевод «предстоятель» не соответствует используемому термину, хотя он и может быть буквально переведен как «предстоятель», но не означает предстоятеля Поместной Церкви. И к тому же в цитируемом авторами «Комментариев» тексте четко говорится, почему митрополит Киевский должен признавать Московского Патриарха своим старцем и старейшим, а именно – по причине своей хиротонии и не более того, и в текстах ничего иного не говорится.

В связи с тем, что представители Российской Церкви пытаются доказать (М. Желтов, стр. 71), что термин προεστώς, «означает ‘начальника’ в самом широком смысле слова», и что существуют примеры использования этого слова в качестве синонима термина «патриарх», приводя при этом примеры иной эпохи и жанра11, приведу в сноске выдержку из индекса к каноническим текстам12. Среди этого множества только два примера не относятся к монашеству, один из них используется для обозначения сельских старост, и именно в этом значении данный термин использовался больше всего в изучаемую нами эпоху. Только один пример: письмо Патриарха Иерусалимского Досифея к Вселенскому Патриарху (около 1701 г., после смерти Патриарха Московского Адриана) использует данный термин в смысле предстоятелей Церквей13. И как ни странно, Желтов не упомянул еще одно понимание этого термина, в его литургическом значении, – «возглавляющий богослужение». В буквальном же значении термин обозначает стоящего впереди, что не означает, что он может быть поминаем в нашем случае как предстоятель поместной Церкви. Так же стоит упомянуть еще один пример, не указанный в индексе, но найденный случайно, а именно канон 8 в постановлении синода 1593 года: «кто из старейших в Церкви, или епископ, или пресвитер, или диакон...» («τις τῶν προεστώτων τῆς Ἐκλλησίας ἐπίσκοπος, ἢ πρεσβύτερος, ἢ διάκονος...»)14.

Далее в сноске 128 М. Желтов разумно замечает, что «термин γέρων — не так прост. В современном церковном узусе он означает, пре­жде всего, «старца» в смысле опытного монаха-духовника. Но, например, в XVIII веке таким титулом наделяли ключевых митрополитов Константинопольской Патриархии». На это необходимо ответить, что «γεροντισμός», т.е. старцев-митрополитов, как он сам и замечает, в XVII веке не существовало, они (старцы-митропролиты) появились только при Патриархе Самуиле (1763-1768)15. В индексе к каноническим текстам присутствует только один пример, и относящийся к монашеству16. Скорее всего, отношения между Московским патриархом и митрополитом Киевским надо рассматривать как отношения между рукополагавшим и рукоположенным.

Авторы «Комментариев» очень справедливо замечают, что в Синодальном постановлении предложение «Российских царей, Патриарха и гетмана Украины» формулируется следующим образом: «Чтобы блаженнейшему патриарху Московскому было дано дозволение рукополагать митрополита Киевского». И то, что это изложение не соответствует реальному обращению царей: «Чтобы впредь той епархии быть под властью и благословением Московского патриарха и по нём будущих святейших Московских патриархов» (cтр. 16). То есть, в обосновательной части документа, где по обычаю приводится причина постановления, в данном случае это письма от российских властей, и просьба последних трансформирована: из власти Московского Патриарха она превратилась в дозволение рукополагать. Сложно сказать с уверенностью, чем была вызвана эта трансформация – ошибкой перевода, либо желанием сохранить юрисдикцию Вселенского Патриархата над Киевской митрополией, несмотря на натиск Российских властей, задействовавших все методы, включая политическое давление через османское правительство. Либо актам придавалась форма, по которой российская сторона могла бы подумать, что их просьбы были полностью удовлетворены (скорее всего, это было именно желание сохранить юрисдикцию). В любом случае, акт выносит свое постановление именно по той формулировке просьбы, которую сам документ приводит. Того, чего в акте не написано, не стоит там искать.

Авторы «Комментариев» пытаются доказать окончательный характер постановления (cтр. 15, 16, 17). Но в актах невозможно найти какого-либо указания на его «вечность». Там только использована фраза «которые будут после него»; при этом, как было уже отмечено, она регулярно используется в актах, посвященных текущим делам, и никак не может намекать на «вечность». В тоже время патриаршие акты в случае принятия какое-то решения окончательного и на «вечность», четко это указывают, и очень часто не один раз и в различных формах. Но и даже несмотря на «вечность», многие акты либо были впоследствии отменены, либо их постановления изменены последующими актами. В актах же относительно предоставления разрешения Патриарху Московскому рукополагать митрополита Киевского указание на «вечность» присутствуют, но совершенно не по отношению к длительности действия этого разрешения. Так, например,  слово «всеконечно» употреблено в старорусском переводе письма к гетману и другим членам Киевской церкви, чтобы покорны были митрополиту Киевскому, и это «всеконечно» имеет отношение именно к покорности митрополиту, и ни к чему иному. То есть, киевская паства должна покоряться своему митрополиту, несмотря на его рукоположение чужим Патриархом, и покоряться ему «всеконечно». Также говорится о вечной молитве Патриархии о Российских царях: «Мы же беспрерывно, во все века, с руками, простертыми к Архипастырю Господу нашему Иисусу Христу, молитвы возносим, моля его даровать Православнейшим и Боговенчанным Царям благодать небесную...»17. Так что в отношении разрешения рукополагать продолжительность его действия не определена как вечная, и не стоит искать в актах то, чего они в реальности не содержат.

Ссылки к разделу 7: 

1Παντελεήμονος Καρανικόλα, Κλείς ρθοδόξων Κανονικν Διατάξεων, Ἀθῆναι, 1979, p. 3-4.

2ΑΔΕΙΑ - διὰ κληρικούς ἐξερχομένους τῆς ἐπαρχίας των, ἀπαραίτητος ΔΛ.Γ. 261. - διὰ ταξίδιον ἡγουμένου ΔΛ.Γ. 617. - ἐκκλησιαστικὴ καὶ πολιτικὴ διὰ μετάβασιν Πατριάρχου Ἀντιοχείας εἰς Κων/πολιν ΔΛ.Β. 321. - ἐξόδου μοναχοῦ ἢ μοναχὴς δίδεται ὑπὸ ἡγουμένού ἢ ἡγουμένης ΔΛ.Γ. 158. - ἡγουμένου ἀπαραίτητος δι’ ἔξοδον μοναχοῦ ἐκ Μονῆς ΑCΤΑ Τ. 6. 380. - κληρικοῦ ἴνα μεταβῆ ἀλλαχοῦ ΔΛ.Γ. 259. - Κωνσταντινουπόλεως διὰ σύγκλησιν Συνὸδου πρὸς ἐκλογὴν Ἀρχιερέως ΔΛ.Γ. 885.890. - Κων/λεως πρὸς συνεδρίαν ἐνδημοῦσης Συνόδου ΔΛ. Β. 35.40.43.44.46.50.83.95.110.145.166.188.201. - μεταβάσεως κληρικῶν ἀλλαχοῦ ἀπαραίτητος ΔΛ.Γ. 257.258 - Οἰκουμενικοῦ Πατριάρχου πρὸς σύγκλησιν Συνόδου ἐν Κων/λει ΔΛ. Β. 376. - Οἰκουμενικοῦ Πατριάρχου πρὸς συνεδρίαν Συνόδου ΔΛ.Β. 281. - Πατριαρχικὴ δι’ ἐκλογὴν καὶ χειροτονίαν Ἐπισκόπου AC.CL 64. - Πατριαρχικὴ πρὸς ἐκλογὴν ἀρχιερέως ΔΛ.Γ. 699.701.705. - Πατριαρχικὴ πρὸς Πατριάρχην ΔΛ.Β.28. – Πατριαρχικὴ συνοδικὴ Δ-Ζ ΕΛ. ΣΤ. 198. - Πατριάρχου διὰ σύγκλησιν Συνόδου δι’ ἐκλογὴν Ἀρχιεπισκόπου ἢ Μητροπολίτου ΔΛ.Γ. 918.919.920.921.926. - Πατριάρχου Κων/λεως δι’ἑκλογὴν Μητροπολίτου ὑπὸ Συνόδου ΔΛ.Γ. 897. - Πατριάρχου Κων/λεως Μητροπολίτῃ ὡς καί Πατριάρχῃ πρὸς τέλεσιν λειτουργίας μετὰ παρρησίας κ.λ.π. ΔΛ.Β. 464.465. - Πατριάρχου Κων/λεως πρὸς συνέλευσιν τῆς Συνόδου δι’ ἐκλογὴν Ἀρχιεπισκόπου ΔΛ.Γ. 785. - Πατριάρχου πρὸς ἐκλογὴν Μητροπολίτου ΔΛ.Γ. 750. - Πατριάρχου πρὸς σύγκλησιν ἐν Κων/λει Συνόδου τῆς Ἀρχ/πῆς Ἀχριδῶν ΔΛ.Γ. 892. – Πατριάρχου πρὸς συνέλευσιν ὲνδημούσης Συνὸδου ἐν Κων/λει δι’ ἐκλογὴν ἀρχιερέως Δ-Ζ- ΕΛ. ΣΤ. 135. - ταξιδευόντων κληρικῶν ΓΕΔ. Τ. 2. 111. - τοῦ ἐλευθέρως ἱεροπρακτεῖν  ΑCΤΑ Τ. 6. 340. Αἴτησις - ὑπὸ τοῦ Πατριάρχου ἵνα κρίνῃ καὶ δικάσῃ ἐτέρου κλίματος ἀρχιερέα ὲπιπηδήσαντα εἰς ἑτέραν Ἐπισκοπὴν ΑCΤΑ Τ. 1. 412. 413. Τόμος Συνοδικὸς ἀπαγοπορευτικὸς παραμονῆς ἄνευ – πατριαρχικῆς ἀρχιερέων ἐν Κων/λει, ἤ ἀλλαχοῦ ΓΕΔ. Τ. 1. 47-50. Τύπος Βούλας, ἤτοι – τελέσεως μνηστείας ΡΑΛ.ΠΤΛ.Ε. 588.

ΑΔΕΙΑΙ - ἀποδημίας μοναχῶν ΔΛ.Γ. 265.

3«μηδενς κατ τοτο ναντιουμνου ντιλγοντος τ παρπαν, ς ελγως κ(α) δικαως γεγονς. δ παρ τ γεγραμμνα διανοηθες λλως πως βουληθες πεθειαν ναντιτητα νδεξασθαι, τ το Κ(υρ)ου διαταγ ντιστσε(ται), κ(α) παρκεν/ου/ τς ντιμισθ(ας) ξει ς καταφρονητς τν π(ατ)ριαρχν, ντων εκνων το Θ(εο) μψχων τε κ(α) ζωσν».

4Βελούδης, Ἰω., Χρυσόβουλα καί γράμματα τν Οκουμενικν Πατριαρχν : νκοντα ες τούς Φιλαδελφεας Μητροπολίτας περτμους καί ξρχους Πατριαρχικούς καί Προέδρους Πνευματικούς τς νετίησι τν ρθοδξων Κοινότητος, Βενετία, 1893, σ. 50-51.

5Diplomata statutaria a Patriarchis Orientalibus confraternitati Stauropigianae Leopoliensi, 1586-1592 data…, Tomus II, Leopoli, 1896, p. 74.

6Diplomata statutaria a Patriarchis Orientalibus confraternitati Stauropigianae Leopoliensi, p. 76.

7Diplomata statutaria a Patriarchis Orientalibus confraternitati Stauropigianae Leopoliensi, p. 81.

8Diplomata statutaria a Patriarchis Orientalibus confraternitati Stauropigianae Leopoliensi, p. 87.

9Стр. 77, 81, 85, 136.

10Vetochnikov, K., Les relations des évêques avec leur primat d’après quelques actes du patriarcat œcuménique au Moyen-Âge, Proceedings of the 23rd International Congress of Byzantine studies, Belgrade, 22–27 August 2016 : Thematic Sessions of Free Communications, Ред. Bojana Krsmanović, Ljubomir Milanović, Белград, 2016, с. 674-675.

11«νχείρισε τ γί ποστόλ κα εαγγελιστ Μάρκ, φο ταύτης προεστς ες τάξιν κα τιμν νήχθη πατριάρχου » (Посла­ние патриарха Петра Антиохийского архиепископу Аквилеи, PG 120, col. 757); « δέ γε μετατν Βασίλειος βασιλεύσας, τ ε τς κκλησίας προεστς πατριάρχης τν Νικόλαον προσκαλο νται» (Житие св. Евареста: Vorst Ch., van de. La Vie de S. Evariste, higoumene a Constantinople, Analecta Bollandiana, 41 (1923) 288–325)

12Παντελεήμονος Καρανικόλα, Κλείς ρθοδόξων Κανονικν Διατάξεων, p. 298-299. ΠΡΟΕΣΤΩΣ [σχετικά με τον μονασχισμό]ΑCΤΑ Τ.5. 184. 185. 398. 399. 402. 403. 412. 413. 414. 417. 418. 419. 420. 422. 424. ΑCΤΑ Τ.6. 73. 76. 77. 78. 79.108. 280. ΔΛ.Γ. 158. Δ-Ζ. ΕΛ.Δ. 386. DMJ 223. 232. 244. 624. 625. 627. 632. 633. 640. 641. 644. 645. 646. 648. 649. 651. 672. 718, 725. 733. 736. 739. 744. 745. 746. 747. 749. 750. 751. 756. 760. 761. 763. 767. 774. 775. 776. 777. 780. 781. 782. 784. 785. 788. 789. 818. 822. - δουλευτῶν Μoνῆς καὶ διακονητῶν, ἐπιστατεῖ αὐτοὺς DMJ 672. – Λαύρας ΑCΤΑ Τ.4. 309. Μονῆς ΑCΤΑ Τ.4. 355. 356. ΑCΤΑ Τ.5. 184. 185. ΔΛ. Γ. 157. Δ-Ζ. ΕΛ. Γ. 126. - Μονῆς δίδει ἄδειαν Θ. Μεταλήψεως ὑπό μοναχῶν ΑCΤΑ Τ.5. 399. 400. Γονυκλισία τῷ - ὑπὸ ἐφημερεύοντος ἱερέως DMJ 747. Ἐξομολόγησις μοναχῶν εἰς - καὶ εἰς πνευματικοὺς ΑCΤΑ Τ.5. 403-406. Ἐξομολόγησις μοναχῶν Μονῆς Εὐεργέτιδος μόνον τῷ ἑαυτῶν - γίνεται DMJ 636-637. Ἐπικεφαλὶς περὶ ὑποθηκῶν πρὸς τὸν - Μονῆς ΑCΤΑ Τ.5. 433. Ἡ νηστεία κατὰ τὴν Μ. Τεσσαρακοστὴν τῶν ἀσθενούντων τῇ φροντίδι τοῦ - κεῖται DMJ 629. Λογισμοὶ μοναχῶν ἀποκαλύπτονται τῷ - DMJ 255. Μετάληψις μοναχῶν κατὰ συγχώρησιν τοῦ - καὶ προϋποθέσεις ἁγίας μεταλήψεως DMJ 649-650. Περὶ τοῦ ἀπαραιρήτου τῆς ἐξομολογήσεως τῶν μοναχῶν τῷ - DMJ 621-624. Προσκύνησις γενομένη ὑπὸ μοναχῶν τῷ - Μονῆς Εὐεργέτιδος DMJ 624. Προτροπὴ πρὸς μοναχοὺς ἵνα τιμῶσι καὶ εὐλαβῶνται τὸν ἑαυτῶν - καὶ πείθωνται αὐτῷ DMJ 637.

ΠΡΟΕΣΤΩΣΑ [σχετικά με τον μονασχισμό] ΑCΤΑ Τ.5. 352. 365. 366. 373. - Μονῆς ΑCΤΑ Τ.5. 340.

ΠΡΟΕΣΤΩΤΕΣ [σχετικά με τον μονασχισμό] ΑCΤΑ Τ.5. 430. Δ-Ζ. ΕΛ. Ε. [χωρίων] 196. DMJ 635. 641. 652. 722. 725. - Ἐκκλησιῶν [προκαθήμενοι] ΔΛ.Γ. 212. - χωρίων Δ-Ζ. ΕΛ. Ε. 196. Παραίνεσις πρὸς μοναχοὺς καί Ἀντιλήπτορα Μονῆς Θεοτόκου Ἐλεγμῶν ὅτι ἀψόγως δεῖ ἐκλέγειν τούς - καὶ διακονητὰς DMJ 757-758. Τιμὴ μοναχῶν πρὸς – DMJ 758.

13Καλλινίκου Δεληκάνη, πίσημα κκλησιαστικά γγραφα το Οκουμενικο Πατριαρχείου, Т. 3, p. 212.

14Καλλινίκου Δεληκάνη, πίσημα κκλησιαστικά γγραφα το Οκουμενικο Πατριαρχείου, Т. 3, p. 19.

15Ανδρέας Νανάκης, Μητρ. Αρκαλοχωρίου, Καστελλίου & Βιάννου, Το μητροπολιτικό ζήτημα και η εκκλησιαστική οργάνωση της Κρήτης (1897-1900), Κατερίνη, 1995, p. 50.

16Παντελεήμονος Καρανικόλα, Κλείς ρθοδόξων Κανονικν Διατάξεων, p. 58. ΓΕΡΟΝΤΕΣ Μοναχοὶ καὶ ἱερομὸναχοι οὐκ ἐξέρχονται τῆς Μονῆς δίχα γνώμης τοῦ ἡγουμένου καὶ τῶν – ΑC.CL. 190.

17«κα μες ο διαλείψομεν, λλ᾽ἐσε χερας περεκτεταμένας πρς τν ρχιποίμενα Κύριον μν ησον Χριστν ρομεν, κλιπαροντες ατν βραβέυειν τος ρθοδοξοτάτοις κα Θεοστέπτοις Βασιλεύσιν χάριν οράνιον».

SEO продвижение сайта - LUXEO Работа за границей